Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Categories:

Путь к Дракону

Любопытно было бы подробно исследовать деятельность «Ордена Дракона», который был создан в Сербии в XIV веке, а потом возродился стараниями венгерского короля Сигизмунда Люксембургского, будущего императора Священной Римской империи. Понятно стремление идеализировать этот «единственный православный рыцарский орден», но тут за версту несет контр-инициацией (ложное посвящение, пародия на Традицию). Было бы намного более уместным создать Орден Святого Георгия, но названия было выбрано двусмысленное. С одной стороны, Дракон здесь символизирует побежденное, связанное зло. С другой же стороны, название легко истолковать в том плане, что орден состоит из почитателей Дракона. Чей орден? Дракона. Тем более, что сам Дракон является важнейшим, центральным символом ордена. А это уже очень тревожный символизм. Как представляется, орден создавали с благой целью, но при активном участии подрывных, субверсивных сил, которые умеют навязывать всякие ложные смыслы, выдавая и за смыслы истинные. (Примерно такая же история произошла с орденом тамплиеров.)
Показательно, что православный орден был трансформирован в некий католический интернационал, объединяющий старинные знатные роды (впрочем, там нашлось место и православным, о чем чуть позже). «Орден дракона» сражался с турками (изначальное предназначение), укреплял позиции венгерских королей, участвовал в разнообразных политических интригах того времени и… боролся против гуситов. А ведь гуситы, требовавшие причащения из Чаши, выступали за воссоединение с Православной Церковью, причем Константинополь признал их вероисповедание вполне православным. Если бы не завоевание Царьграда турками, то была бы совсем иная Европа, и совсем иное западное славянство. Получается, что некогда православный орден превратился в орудие антиправославной борьбы. Драконоборцы превратились в драконов – сработал «зловещий аспект» названия. (Превращение Героя в Змея – важная мистическая проблема.)
И здесь весьма показательна судьба валашского государя Влада III Цепеша, который, как и его отец, был адептом «Ордена Дракона» (отсюда и Дракула). Это был выдающийся правитель, несомненный патриот, поборник «железной справедливости». Он сражался против внешнего врага, защищал простых людей, жесткого урезонивал бояр-олигархов. При этом Влад отличался патологической жестокостью, которая как бы обесценивала все его благие дела. Особенно любил он сажать на кол – причем, в массовом порядке, когда мучительной смертью умирали тысячи людей (отсюда и прозвище «Цепеш» - «колопротыкатель»). Конечно, многое было преувеличено (особенно постарались латинские памфлетисты). Но сам факт отрицать нельзя – запредельную жестокость Влада признавали даже византийские авторы, которые явно благоволили ему. (Владу Цепешу было посвящено древнерусское «Сказание о Дракуле-воеводе».)
Сажание на кол – это опять-таки, очень символично. Именно осиновый кол считался надежным орудием против нечисти, точнее – против вампиров. Сам кол символизировал нетварную вертикаль, пронзающую все миры, отсюда и его «волшебные свойства». Понятно, что враг в древности воспринимался как своего рода нечисть, особенно это касалось предателей. Но надо сказать, что Влад превратил борьбу с врагами в массовые экзекуции, ставшие чем-то вроде кровавых мистерий. То есть, преследуя благие цели, он сам стал кровавым повелителем, вампиром, исповедующим культ крови. И дело здесь не только в жестокости. Как известно, находясь в венгерской тюрьме, Дракула был вынужден принять католичество. И это вполне вписалось в его вампиризм, доведя его до логического завершения.
«У румын… существует поверье: православный, отрекшийся от своей веры, непременно становится вампиром, - пишет М. Одесский. - Возникновение этого верования, видимо, обусловлено механизмом своеобразной «компенсации»: переходя в католичество, православный, хотя и сохранял право на причащение Телом Христовым, отказывался от причастия Кровью, поскольку у католиков двойное причастие привилегия клира. Соответственно, вероотступник должен был стремиться компенсировать «ущерб», а коль скоро измена вере не обходится без дьявольского вмешательства, то и способ «компенсации» выбирается по дьявольской подсказке». Что ж, адепт «Ордена Дракона» полностью повторил его судьбу. Из драконоборца он превратился в Дракона.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments