Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Постиндустриальный феодализм: свобода и необходимость труда

«Технический мега-рывок решит проблему изобилия. Автоматизация освободит от необходимости повседневного, обязательного труда огромное количество людей». Решил несколько конкретизировать это положение, обозначив и теневые стороны того изобилия, который грядет при новом феодализме, когда натуральный обмен вытеснит товарно-денежные отношения. Точнее, сведет их к минимуму, как это было при средневековье. (Но тогда уровень технического развития был слишком слаб и натуральный обмен не мог вестись в таких масштабах, чтобы обеспечить потребности всех. Количество ресурсов было ограничено, его рост отставал от роста потребностей, поэтому возрастала роль рыночного регулирования. Информационное общество с его сверхкоммуникациями позволит одной общине в кратчайшие сроки связаться с другой общиной с целью обмена – и не важно как далеко она находится, и чем занимается.).
Конечно, никакой коммунистической идиллии не будет. Коммунисты считали, что изобилие станет сочетаться с какой-то идеальной сознательностью. А это невозможно, как невозможен идеал в посюсторонней действительности. Всегда будет существовать достаточное количество лиц, не желающих работать, идя тем самым против библейской заповеди: «…Проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; тернии и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят…»)» А также и против слов апостола Павла: «Кто не хочет работать, тот пусть и не ест». Труд рассматривается в христианстве как некое искупительное действо, расплата за грехопадение. Но при рыночной экономике происходит забвение изначальной мотивации, труд рассматривается, прежде всего, как некоторое коммерческое предприятие, призванное обогатить человека. И, само собой, это предприятие чревато хозяйственными рисками. Любой человек, в процессе хозяйственной деятельности, может разориться – по совершенно разным причинам объективного и субъективного характера (болезнь, стихийное бедствие, ошибка и т. д.). Конечно, современная рыночная экономика имеет социальное измерение, призванное максимально сократить количество этих рисков. Но они все равно никуда не исчезают, ведь труд, по-прежнему считается коммерческим мероприятием.
Труд в постиндустриально-феодальном обществе будет иметь, прежде всего, идеалистическую, религиозную мотивацию, рассматриваясь в качестве средства искупления, а также духовного развития и совершенства. Никаких коммерческих рисков – ведь всего окажется в достатке. Количество рабочего времени существеннейшим образом снизится (вспомним, что еще в античной философии задача снижения количества рабочего времени считалась важнейшей). Но при этом труд останется принудительным, в том плане, что не работающим есть никто не даст. Разные трудовые общины, в которых состоит человек, сами станут определять – сколько ему нужно сделать, какое время придется потратить на «пролитие пота» за хлеб.
Многие попытаются уклониться от труда, мотивируя это тем, что всего и так в достатке. Это будет уже не проявлением лени или отрицанием тяжести труда, ведь труд станет гораздо боле свободным и легким, представляя собой более творчество, чем обязаловку. Речь пойдет уже о метафизическом отрицании библейским принципам. На базе этого отрицания возникнет настоящее либертарианство. С ним пойдет жесткое противостояние, которое, как очевидно, примет совершенно новые, слабо представимые формы. И там, где трудовые общины окажутся бессильными, в ход вступит государство со всей его мощью. Впрочем, хочется думать о том, что противостояние будет, главным образом, именно идеологическим.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments