Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Category:

Большевики и Царевы слуги

Бывший начальник Охранного отделения А. Герасимов вспоминает: "Недели через две после большевицкого переворота к нам в тюрьму явился комиссар-большевик… Нас всех собрали в коридоре, и явившийся большевицкий комиссар начал опрашивать, кто за что сидит… Когда очередь дошла до нас, начальник тюрьмы сказал: "а это политические" Комиссар удивился: какие теперь у нас политические? Начальник разъяснил, что это деятели старого режима… Комиссар… заявил, что он считает наше содержание под стражей неправильным и несправедливым: "Они по-своему служили своему правительству и выполняли его приказания. За что же их держать?". Указывая на этот момент историк А. А. Майнсурян приводит и еще один курьез: "Осенью 1917 года вышла на свободу фрейлина императрицы Анна Вырубова (известная своей дружбой с Григорием Распутиным). Ее доставили в Смольный, и Лев Каменев даже устроил небольшое застолье в честь ее освобождения". ("Другой Ленин")
Ну да, "временные" были те еще "демократы" - арестовали Царских чиновников, закрыли монархические газеты, наплевали на избранную Государственную Думу, затянули выборы в Учредительное собрание, самочинно провозгласили республику. При них начались и массовые убийства офицеров, и аграрные восстания. Большевики, собственно продолжили, но никак не начали. (Хотя вначале никакого красного террора большевики не хотели. Чего уж больше - отпустили П. Краснова, В. Руднева (рук. нтибольшевистского сопротивления в Москве), В. Пуришкевича, организовавшего крупный заговор.
При всех своих художествах большевики все-таки сумели установить твердую власть. Замечу - не "правильную", ни "хорошую", но именно власть, которая иначе как твердой быть не может. Другие не смогли и этого. И в данном плане большевики являются, в некотором роде продолжателями Царизма, а Октябрь выступает как контрреволюция в отношении Февраля, ввергнувшего страну в хаос.
Не случайно же тяготение рядовой (только ли рядовой?) большевисткой массы к монархизму. Вот, чудесное из петербургского дневника З. Гиппиус:"1917, ноября 18. Сегодня в <Петропавловской> крепости <И.И.> Манухин <деятель Красного Креста> при комиссаре-большевике Подвойском разговаривал с матросами и солдатами. Матрос прямо заявил:
А мы уж Царя хотим.
Матрос! воскликнул бедный Ив. Ив. — Да вы за какой список голосовали?
За четвертый (большевицкий).
Так как же?..
А так. Надоело уже все это…
Солдат невинно подтвердил:
Конечно, мы Царя хотим...
И когда начальствующий большевик крупно стал ругаться, — солдат вдруг удивился с прежней невинностью:
А я думал, вы это одобрите".
Не случайно, впрочем, и тяготение к большевизму многих монархистов.
Увы, обе стороны так и не смогли сойтись - слишком уж был силен интернационализм с одной стороны, и либерализм - с другой.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments