Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Традиция и Революция

Интереснейшая статья Ильи Бражникова "Путём Ангела" - ярчайший пример консервативно-революционного подхода. В статье дается тщательнейшее раскрытие термина "революция", указывается на его "традиционалистский смысл". "В самом термине «революция» (лат. revolutio – откат, отворот) заложена семантика возврата, повторения. Глагол volvo (volvī, volūtum, ere) означает катать, катить, сбрасывать, кататься, валяться. Он очевидным образом связан с velo ( vēlo, āvī, ātum, āre) — закрывать, покрывать, окутывать, закатывать. Revolvo дает: катить назад (откатывать); проходить в обратном направлении, вновь разжигать, снова разворачивать, опять раскрывать, перечитывать. Revelo соответственно: открывать, обнажать; раскрывать, разоблачать, разъяснять. Revelatio – Откровение, точный перевод греческого «апокалипсиса». Таким образом, полное совпадение семантики двух этих родственных корней (vel- и volv-) происходит в значениях раскрытия, разворачивания".
Здесь налицо перекличка с Юлиусом Эволой, который также указывал на традиционалистский аспект революции."Странная судьба слов: "революция"… происходит от re-volvere, субстантива, который выражает движение, возвращающее к началу, к корням. Поэтому для победы над современным миром именно из этого начала и следует черпать "революционную" и "обновляющую" силу… В древности идеи были ясны: для обозначения подрывных силы в латыни использовали не слово revolutio... но другие понятия, такие как seditio, eversio, civilis perturbatio, rerum publicarum commutatio (подрыв, возмущения, гражданские волнения) и п.д."
От себя добавлю, что русское слово "восстание" тоже тесно связано со словом "восстановление".
Весьма интересно следующее заключение: "Итак, если в латинском контексте Ангел, отвалив камень и открыв вход в гробницу, совершает первую христианскую «революцию», то в греческом это же действие имеет «апокалиптические» коннотации. Перед нами действие, имеющее одновременно и революционную, и эсхатологическую смысловую динамику. В первом случае обыкновенное возвратное действие (приваленный камень отваливается) получает дополнительные значения «освобождения», «открытия пути», «воскресения», во втором – уже намечаются значения «откровения», «явления», закладывается прообраз воскресения из мертвых и второго пришествия Христа". А вот тут я бы рискнул провести параллель с "Основным мифом индоевропейцев", который повествует о битве Громовержца с Противником. Бог-Громовержец (славянский Перун) освобождает воды и скот, заключенные Противником, а это выражает именно эсхатологическое действо: скот у древних индоевропейцев символизировал души умерших. Вот еще одно свидетельство о том, что индоевропейское язычество во многом прообразовывало христианство.
Консерваторы очень боятся слова "революция" (как и слова "социализм" и т. д.) потому, что забывают о том, что любая "вещь" имеет двойной аспект. Изначально "вещь" блага, но в нашем мире, искаженном грехопадением, она искажается, в результате чего возникает второй, темный аспект. Поэтому, революция имеет два значение. Одно - изначальное и благое означает вос-становление. Другое, вторичное и искаженное - субверсию, подрыв и т. д. Вообще, зло не имеет никакой самобытности - оно есть искажение чего-то, пародия на него. Таким образом, чураясь слов и "вещей", консерваторы как бы "сдают" силам зла целые области бытия и, тем самым, невольно утверждают бытийность и самобытность зла.
Между тем, эти области должны быть подчинены Традиции, включены в ее смысловое поле и задействованы в конкретной консервативно-революционной практике. Надо всегда исходить из того, что Традиция целостна и холистична.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments