Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Большевизм и русскость

В данном креативе я вовсе не пытаюсь постичь истину. Я предлагаю модель, с которой надо обращаться к нации, исходя из необходимости русского действия.

Утверждать, что в 1941 году русский народ выбирал между двумя видами оккупации (немецкой и большевистской) нельзя ни в коем случае. Подобная трактовка напрочь лишает русских исторической субъектности, превращая в некий объект, пассивно-отражательно «выбирающий» между двумя видами небытия (отметим, что двух видов небытия нет, как нет вида у самой небытийности). Но если русские некогда потеряли субъектность, то это означает, что их попросту нет. Следовательно, русским националистам не к кому апеллировать.
К тому же русские (существующие в реальности) никогда не признАют большевизм оккупацией. И не потому, что они «окоммунячены» и «совкизированы». На протяжении столетий у русских сложилась особая, военная ментальность. Они перенесли множество внешних нашествий, поэтому для них оккупация строго воспринимается как армия иного государства, вторгшаяся на территорию проживания русских.
Более того, идеологию коммунизма нельзя считать преступной, как нельзя считать преступниками и самих коммунистов. Для русских политическое преступление есть сотрудничество с представителями оккупационных армий. У большевиков, несомненно, был опыт общения с интервентами (достаточно вспомнить связи Ленина и Генштаба) однако этот опыт, в глазах русских, перевешивается опытом противостояния немецкому нашествию 1941 года.
Поэтому отношение к большевизму должно быть такое. Большевизм не преступен, но глубоко ошибочен политически, ущербен метафизически и исчерпан в историческом плане. Часть русского народа поддержала эту ошибочную идеологию, что, вкупе с усилиями пассионариев из разных меньшинств привело к ее временной (и во многом, пирровой – вспомним 37-й) победе. Но именно участие русского народа в партии большевиков и советском проекте позволило русским оставаться субъектом истории в советский период – на всем его протяжении. Именно как этот субъект русский народ сумел минимизировать вред интернациональной доктрины большевизма и сохранить независимость того государства, на территории которого проживали русские. Именно данная субъектность позволяет считать СССР квазинациональным государством. Это – переходное состояние от большевизма к русскости. Нынешняя РФ – римейк СССР в том плане, что она сохраняет прежний переходный характер. Вместе с тем РФ ближе к русскости, чем СССР, в ряде моментов, хотя в некоторых моментах и дальше. Каких моментов больше – разговор отдельный. (автор этих строк считает, что первых все-таки больше).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments