Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Сакральный анархизм

МОСКВА И СЕЧЬ: ПОЛЮС ПОРЯДКА И ПОЛЮС ХАОСА
Царство преодолевает расчлененность бытия, тогда как демократия всего лишь пародирует этот процесс, упрощая космос. Но есть силы, которые, так или иначе, солидаризируются с центробежными процессами, с расчленением, с дионисийством. Последние лет двести на политическом пространстве активно выступают анархические движения, выступающие за немедленную отмену государства как такового в пользу раздробленности мелких самоуправляемых коллективов. А в старину существовали разнообразные анархические и криминальные консорции – пираты, ушкуйники, викинги, варяги и т.д. Сегодня их назвали бы «организованными преступными группировками». Действительно, криминал занимал важнейшее место в жизни данных сообществ, хотя он имел не так уж и много общего с нынешним криминалом, который построен исключительно на культе наживы. Не менее, а то и более важную роль играл культ разрушения, чистой деструкции, который двигал отчаянными авантюристами. Они могли путешествовать на какие-то невероятные расстояния и вступать в столкновение с целыми государствами. И очевидно, что криминал здесь не мог выступать в качестве главной мотивации – преступник всегда пытается сделать свое преступление максимально комфортным. Добро, награбленное, но не сворованное или изъятое жульничеством, рассматривалось скорее как некая награда за «молодецкую удаль». Сейчас всё иначе. Вообще, надо сказать, что западный капитализм переделал преступность по своему «образу и подобию». Современный криминал построен по принципу капиталистических монополий и пытается подчинить себе максимальное количество различной «криминальной» мелочи. Основной упор в криминальной деятельности теперь делается не на грабёж и воровство, а на нелегальную торговлю – оружием, наркотиками, проститутками, порнографией и т.д.
Но вернемся к старинным временам. Тогда анархо-криминальные консорции старались сохранять дистанцию от государства (царства), будучи автономными и даже независимыми. Однако из них в большом количестве выходили талантливые полководцы и государственные деятели, которые становились героями нации. Тут можно вспомнить сэра Френсиса Дрейка или варягов, сыгравших важную роль в укреплении Древнерусского государства.
Это демонстрирует двойственную природу анархических консорций. Они ориентировались на хаос и разрушение, однако стремились как бы просветлить, облагородить свою яростную хтоничность. В результате многие покидали свои консорции и присоединялись к государственному организму. Но при этом и многие консорции развивались до некоего уровня, на котором происходило их просветление. Дионисийство достигало своей высшей ступени, на которой оно вплотную приближалось к апполонизму, хотя и не сливалось с ним. Запорожская Сечь как раз и была таким вот сверхдионисийским образованием. (Известны, впрочем, и обратные примеры. Так, в начале 90-х годов бюрократическая верхушка великой империи принялась распродавать свою же собственную страну, нисходя на уровень ОПГ). Сечь представляла собой нечто среднее между кастой, кшатрийской вольницей и рыцарским орденом.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments