Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Бюрократия против партийцев

В 1991 году произошла Великая бюрократическая революция. Власть перешла от партийной номенклатуры к государственной бюрократии. Ведь это миф о том, что в СССР правила бюрократия. Там правили бюрократизированные партийцы. КПСС – это вовсе не государственная структура, это партия, общественная структура, которая стала классом и подмяла под себя государство на манер буржуазии. А бюрократия была в России и до этого – сотни лет. Примерно в 19 в. она, во многом, узурпировала власть и подмяла под себя дворянство. В 1917 году эту власть у нее отняла буржуазия, которая, впрочем, ее не удержала, отдав большевикам.
А кто такие большевики? Это сторонники ликвидации государства, его поглощения в разных общественных структурах. Перечитайте «Государство и революцию» Ленина, там все четко: пролетарское государство с первых же секунд своего существования станет полу-государством, убивающим само себя. Никакой армии, никакой полиции, только всеобщее вооружение народа. Вместо чиновничества – небольшой аппарат госслужащих, каждый из которых в любую минуту может быть смещен народным собранием, которое вооружено. На первых порах так и было. Достаточно сказать, что регулярную армию стали создавать только в мае 1918 года. Но потом большевики столкнулись с таким сопротивлением, что вынуждены были создать партийную диктатуру. Теперь была взята иная стратегия уничтожения государства – через диктатуру партийного аппарата.
Как только большевики победили в гражданской войне, они стали демонтировать государство. Начали с армии. В начале 20-х годов Ленин с Троцким провели военную реформу, после чего РККА перешла на территориально-милиционную систему (регулярную армию восстановили только в 1939 году!). После реформы количество солдат на душу населения в СССР стало меньше, чем в Эстонии.
На протяжении 20-х годов партноменклатура присвоила себе почти все государственные функции. Из всех госструктур усиливались только карательные органы – с их помощью ВКП (б) добивала остатки меньшевиков, эсеров, анархистов и других конкурирующих с ней партий. Попадало и рабоче-крестьянам, которые наивно требовали самостоятельности профсоюзов и создания Крестьянского союза. При этом особенно усилились именно региональные партаппаратчики, которые были готовы в любой момент растащить страну на части.
Сталин, как генсек, поначалу шел за партаппаратом, который видел в нем «боярского царя». Но будучи государственником, он все-таки не хотел реализации ленинских догм. В 30-е годы ИВС принимает решение вернуть власть государственной бюрократии, став ее вождем. В 1937-38 годах он проехался по партийной пирамиде, используя для этой цели органы государственной безопасности, которые партия взрастила на свою беду. Центр власти при нем потихоньку переходит в госструктуру – Совнарком, чьим председателем Сталин сделался в марте 1941 года. Партии была отведена роль идеологического инструмента бюрократии.
По сути, Сталин хотел сделать то, что было сделано в 1991 году. Только он это делал без идиотизма и спешки, спокойно. И даже переборщил с неторопливостью. Сталинские реформы так и не были доведены до конца. Партийная номенклатура вновь вернулась к власти, сделав своим лидером Хрущева. При этом были отброшены все проекты усиления государственного аппарата в духе сталинизма (Берия, Маленков). Сталина разоблачили, органы подчинили строжайшему партийному контролю.
Партийцы составляли особую олигархию, которая была хуже любой бюрократии. Чиновники, по крайней мере, не носятся с разными утопическими проектами. А партийцы мечтали уничтожить государство – да не только в СССР, но и во всем мире (отсюда – идиотская поддержка сотен компартий). Яркий пример – Хрущев, который в ленинском стиле предельно сократил армию и стал демонтировать структуры МВД (переименовав его в Министерство охраны общественного порядка). Согласно Хрущеву страна шла к коммунизму, а какая может быть полиция при коммунизма?
Брежнев этим безумиям положили конец, но от утопической доктрины так и не отказались. При этом в правительстве, армии росло недовольство бюрократов, которым надоело обслуживать идеологические маразмы партийцев. Одним из выразителей этого недовольства был Косыгин, бюрократ-реформатор, которому так и не дали довершить его «идеологически вредные» преобразования.
В 1985 году дорвавшийся до власти Горбачев решил вернуться к раннему ленинизму. Помните – «революция продолжается», «вся власть – Советам!» и т. д. Михал Сергеич захотел демонтировать государство посредством передачи всей власти народным собраниям в лице Советов. Этим он настроил против себя как партийцев, так и бюрократов. Последние воспользовались усилением Советов, вошли в союз с народившейся в теневом секторе буржуазией и оттерли партноменклатуру от власти. В награду буржуазии позволили хапнуть огромную часть государственной собственности, а партийцев собрали в резервацию под названием КПРФ. При этом все произошло по бюрократически спокойно, почти без кровопролития, что явный плюс.
В этой перетряске либералы выступали как выразители интересов буржуазии. Именно к ним перебежали очень многие партаппаратчики, недовольные горбачевским ленинизмом. Такие, например, как Ельцин. Последний стал компромиссной фигурой, который символизировал временный союз государственной бюрократии и либеральной буржуазии. В 1999 году бюрократия этот союз реорганизовала, поставив у власти полковника ГБ Путина. При этом либералы оставили свое представительство во власти, гораздо более скромное. На повестке дня стоит ликвидация этого представительства. Весьма возможно, что предлогом для этой ликвидации станет провал либеральных реформ в экономике.
Сегодня идет борьба за полноту власти. Между собой сражаются бюрократия и буржуазия (в союзе с КПРФ). И, кстати говоря, указанный союз весьма органичен. Капиталисты тоже выступают за то, чтобы подчинить государство обществу. А в перспективе и демонтировать само государство, поставив на место государств транснациональные корпорации (ТНК). Только они, в отличии от коммунистов, предлагают действовать гибче, без комиссарских заскоков. А так капиталист – типичный коммунист. Ведь откуда пошло слово «коммунизм»? От «коммуны». А что что есть «коммуна». Это средневековая городская община в Европе, которая получила мощный иммунитет от феодала и короля. Во времена великих буржуазных революций эти коммуны захватили власть, подчинили себе государство и потихоньку демонтируют его путем усиления буржуазных корпораций.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments