Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Categories:

Формула русского социализма: коллективизм "плюс" индивидуализм

Вот здесь Пионер снова заявил, что русский народ – индивидуалист. Есть в то же время мнение, гораздо более распространенное, что он – коллективист. Мне же представляется, что русские стоят по сторону и коллективизма, и индивидуализма. Точнее сказать, для них характерен некий синтез коллективного и индивидуального. Россия – не Европа (индивидуализм), и не Азия (коллективизм). Но синтез, конечно же – иерархический, иного и быть не может. Доминирует коллективизм, который сочетается с мощным, хотя и подчиненным ему коллективизмом. Ярчайший пример – знаменитая русская община. Каждая семья вела в ней индивидуальное хозяйство, но, когда надо, личное жестко подчинялось коллективному. При этом государство часто выполняло необходимую регулирующую функцию, играло роль гаранта русского социализма. В 18 в. внутри земельной общины вызревали процессы, направленные на ограничение ее свободы. Они были связаны со стремительным ростом крестьянского населения, выделением все большего количества дворовых хозяйств. Это приводило к увеличению дефицита земли, который не мог быть полностью компенсирован крестьянской колонизацией. Приходилось ограничивать свободу общинников в распоряжении землей с тем, чтобы поддержать малоземельных и малоимущих.
Дефицит земли, рост крестьянского населения и дробление земледельческих хозяйств побуждали правительство и служилое сословие к тому, чтобы ограничить свободу крестьян распоряжаться своими земельными наделами. Существовала угроза того, что земли окажутся сосредоточенными в руках отдельных богатых хозяев. Тогда произошло бы разорение крестьян, превращение их в пауперов.
Именно по такому пути и пошла Европа. В Англии крестьян просто согнали с земли и превратили в пролетариев и полупролетариев. Во Франции крестьянство подверглось массовой чистке революционерами-якобинцами. Сотни тысяч крестьян погибли в наполеоновских войнах.
А в Германии богатые крестьяне-бауэры вытеснили бедняков, которым только и оставалось, что эмигрировать в Америку. Для экономистов и политиков либерального толка такое развитие событий всегда признается необходимым. Одни терпят неудачу и разоряются (а то и гибнут), другие, напротив, богатеют и процветают. В результате, хозяйственная эффективность достигается за счет социальной справедливости.
Но указанный подход был категорически неприемлем для русского правительства. Оно предпочитало хозяйственной выгоде социальную стабильность.
В 18 веке крестьяне теряют свободу распоряжаться своей землей. Социалистическим государством вводится практика периодических переделов общинной земли. Переделы были направлены на то, чтобы не допустить излишнего неравенства, обеспечить хозяйственными ресурсами малоимущих.
Историки, в массе своей настроенные против переделов, все же отмечают, что их поддержало большинство крестьян. Причем, вместе с малоимущими, переделов требовали и многие зажиточные крестьяне. Они надеялись отрезать часть земли у малоимущих. Но этим эгоистическим замыслам был поставлен надежный заслон – в лице правительства, дворян и мирских сходов.
Осуществляя распределение земли, община определяла порядок пользования общими угодьями – выгонами и пастбищами. Кроме того, она еще и устанавливала севообороты. Считается, что переделы и сопутствовавшее им уравнительное землепользование являлись чуть ли не главным препятствием для экономического развития крестьянских хозяйств. Однако это голословное утверждение, не подтвержденное фактами. С 1861 по 1906 год в 25 % общин вообще не проводилось переделов. Тем не менее, ни производительность труда, ни урожайность там нисколько не выделялись на общем фоне. Развитие крестьянского хозяйства тормозило, главным образом, отсутствие технической оснащенности села.
Конечно, административная опека над селом имела и негативные последствия, которые присущи любой бюрократической конструкции. Но вряд ли оправдано сводить все к перегибам.
Государство твердо на защите малоимущего большинства стояло государство. В этом плане очень показательны положения Межевой инструкции 1754 года, составленной в отношении черносошных (государственных) крестьян. Она предписывала вернуть крестьянам на безвозмездной основе все земли, купленные у них монастырями, церквями и посадскими людьми.
Государство поддерживало общину, а община надежно защищала своих членов. Из собранного урожая всегда оставлялся некий общий запас – на случай каких-либо происшествий. Община всегда брала попечение над сиротами, одинокими стариками, калеками, погорельцами. Всем миром помогали молодым семьям.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments