Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Categories:

"Орден Полярных"?

Все-таки в России наверняка существовал некий "милитаристский" орден, основанный на "культе войны". Корешки здесь возможно уходят куда-то очень глубоко, в какое-то древнее подполье. (Возможно, сохранение каких-то структур еще языческого времени). Ну и, конечно, влияние Востока.
Возьмем, например, Колчака. Из его дневников следует, что он поклонялся "холодной стали", медитировал на японский "клинок Хотейсу". Соответствующее влияние на адмирала оказал некто Хизахидзе – самурай и последователь воинственной буддийской секты Зен. Вот какие мысли внушал он Колчаку: "Единственная форма государственного управления есть то, что принято называть милитаризмом. Ему противопоставляют понятие либерализма ми демократии. Текущая война есть борьба демократического начала с милитаризмом". И Колчак, как следует из дневников, соглашался с этой "идеологией": "Нет возрождения нации помимо войны, и оно мыслимо только через войну. Будем ждать новой войны как единственного светлого будущего".
А вот интересный факт: "Удивителен приказ Колчака во время Петропавловской операции в конце 1919 года, когда из-за гулянок в своем штабе командарм-5 М. Н. Тухачевский допустил окружение своей армии колчаковцами. Единственный путь выхода красных из кольца был перекрыт сибирскими казаками, и вдруг адмирал приказал последним отойти. И армия Тухачевского была спасена от неминуемой гибели, устремившись в спасительный коридор. Наметившийся успех в контрнаступлении белых был сведен на нет". (С. С. Миронов. Гражданская война в России.)
Что же получается, что "белый милитарист" Колчак решил спасти "красного милитариста" Тухачевского? А почему бы и нет? Конечно, милитаристы из обеих лагерей враждовали друг с другом, но должно было быть и какое-то взаимное их притяжение – на базе общего отторжения демократии – как либеральной, так и советской (декларируемой большевиками). В "Колчакии" было очень сильно западное влияние, но сам адмирал неоднократно шел поперек Западу. в начале 1919 года Колчак отверг требования французского генерала Жанена, который хотел стать верховным главнокомандующим всех белых войск Сибири. В апреле того же года Колчак настаивал на выводе американских войск с Дальнего Востока, обвиняя их в контакте с большевиками. А в сентябре адмирал отказался вывести белые войска из Владивостока, на чем настаивали «союзники».
Возможно, что он надеялся на взаимодействие с какими-то единомышленниками-милитаристами из РККА. И тут нельзя пройти мимо загадочной фигуры генерала В. А. Яхонтова, сторонника "сильной власти военных", то есть национальной военной диктатуры.
Накануне Октября генерал был товарищем военного министра Верховского (и его протеже), который встал в оппозицию Керенскому и его проантантовскому курсу. После Октябрьского переворота Яхонтов очень недолгое время руководил военным министерством. При этом он категорически выступил против саботажа новой власти, войдя тем самым в противоречие с подавляющим большинством петербургских чиновников. Далее Яхонтов покинул свой пост и Петербург, отправившись в Японию, где у него была должность русского военного агента. Там, он критиковал Советскую власть, но в то же время почему-то поддерживал переписку с новым Штабом, который возглавлял генерал Потапов (по некоторым данным сотрудничающий с большевиками с лета 17-го). И как только ему сообщили о том, что его смещают с поста агента, то он его тут же покинул – с тем, чтобы перебраться в Америку. А за время своего агентства Яхонтов встречался с адмиралом Колчаком, пытаясь, очевидно, "прощупать" его на предмет сотрудничества. Переговоры, судя по всему, закончились неудачно, и Яхонтов стал не нужен – в Японии. Зато на его место Советами был прислан некто Будберг, который через некоторое время стал управляющим военного министерства в правительстве Колчака.
Но и это еще не все. Накануне колчаковского переворота Яхонтов вернулся в Россию, где у него состоялась встреча с разного рода антисоветскими деятелями Дальнего Востока. Очевидно, что генерал вел некую хитроумную политическую игру, призванную обеспечить благоприятный результат. При этом он поддерживал связь с Будбергом, и с генералом Ивановым-Риминым. Но и здесь его ждала неудача, военная диктатура за Уралом возникла, но она имела преимущественно прозападную ориентацию.
Любопытно, что Дугин писал об "Ордене полярных", куда он относил и Тухачевского. А Колчак вот как раз и был полярником. А Тухачевский в молодости исповедовал некий культ "Перуна-Молоха". (Г.С. Чувардин. "Старая Гвардия") Прямо-таки напрашивается вывод о наличии некоего мистического движения, враждебного и монархии, и либеральной демократии. Да и большевизму, который оно хотело всего лишь использовать в своих целях.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments