Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Categories:

«Золотой Век» как первое подрывное сообщество

«Община» - https://zavtra.ru/blogs/malaya-rodina
«Генон и Маркс: единство противоположностей» - https://politconservatism.ru/experiences/genon-i-marks-edinstvo-protivopolozhnostej
«Альтернативный уклад» - https://zavtra.ru/blogs/alternativnyij-uklad
Показательно, что в христианской традиции (шире – в «авраамизме») нет никакой ностальгии по «Золотому веку». Она есть только в язычестве. Христиане знают, что была лишь одна по-настоящему тяжелая утрата, когда Адам был изгнан из Эдема. Причем Православная традиция здесь совершено категорична – Рай находился на небе («восток» – указание именно на небесное расположение), никакого рая на земле не было.
Но ведь представления о ЗВ возникли не случайно? Конечно, нет. Очевидно, что ранняя история человечества знала некий специфический период, который пришелся по сердцу язычникам. Это было время ложного могущества людей.
Будучи изгнанным из Рая, человек сохранил многие его качества. Так, Библия говорит о том, что первые поколения жили по нескольку веков. Ясно, что речь идет о большой степени одухотворенности их плоти. Первые люди могли даже созерцать Бога – настолько сильным было их духовное зрение (так, даже Каин общался с Богом).
Наверное, люди прельстились этим своим «остаточным» могуществом. Унесенные ими осколки величия были приняты за великое целое. Люди возомнили себя богами, создав метафизическую традицию, которая отрицала дистанцию между Творцом и творением.
И вот новоявленные боги погрузились в блаженное созерцание – и видели они уже не Бога, а совершенно другую сущность – Люцифера. Он ведь любит являться в ложном свете. Вот это состояние блаженного созерцания и получило название «Золотого века». Все были рады пребывать в земном раю и не замечали страшной бездны, которая разверзлась под павшим человечеством. Их окружали тлен, им сопутствовала смерть, но они этого не замечали. Они жили общиной равных мудрецов, игнорировавших небытие, веривших, что всё вокруг (и они сами) есть бытие, причем абсолютное.
Вот тут и пришел спаситель, некий герой. Он как бы «отменил» ЗВ и разрушил общину равных. Очевидно, что его и нужно считать первым Царем. Он создал земную иерархию, основанную на спасительной несправедливости. Он основал Государство.
Именно помощью Государства взор человека был обращен на страшную опасность, на небытие, тлен, смерть, а также на их агентуру, которую надлежало карать. Наслаждение уступило свое место борьбе, невозможной без аристократии и армии. Возникло разделение на тех, кто воюет (кшатриев), на тех, кто выполняет ритуалы (брахманов), и на тех, кто трудится (вайшьев). Появились касты.
Наверное, что в число касты брахманов-священников вошли многие созерцатели ЗВ, недовольные новыми порядками. Возникла оппозиция Государству (как принципу), которая сохраняется и до сего дня. Ее вожди и идеологи желают восстановить ЗВ – рай на земле. Отсюда и разные утопические проекты – коммунизм, либерализм и т. д. Впрочем, это уже довольно поздние вещи. Ранее были разные клерикальные проекты и вырожденческие философские течения.
В Ветхом завете о крушении ЗВ (и о нем самом) не говорится, там вообще дается мало информации о ранней истории, он посвящен другим вещам. В языческой мифологи об указанном крушении говориться, но очень путано. Заметно влияние жречества, которое упорно цеплялось за традицию солнечного созерцания. Но кое-что заметно.
Взять хотя бы иранского героя Йиму, чей образ весьма архаичен. Иранцы отождествляли его правление с ЗВ и, одновременно, упрекали в том, что он совершил грехи, за который люди этого самого ЗВ лишился. При этом Йима – первый царь, устроитель общественного устройства. Возникает вопрос – не является ли эта противоречивость попыткой примирить две традиции? Согласно одной – потеря ЗВ была благом, согласно другой – злом? Похоже на то.
Древнеиранский трактат «Видевдат» утверждает, что Йима отказался от жреческого звания и сосредоточился лишь на царском служении. Это уже указание на борьбу со жречеством, стремящимся встать на место Бога. Собственно, можно предположить, что негативный образ Йимы в языческой мифологии – есть месть жрецов.
Считается, что Йима первым зажег жертвенный огонь. А его аналог в индоарийской мифологии – Яма – вообще называется изобретателем огня. Это сразу заставляет вспомнить о Прометее, который принес людям огонь.
Прометея принято представлять титаном-богоборцем, бросающим вызов небесам, этаким мифологическим революционером, восставшим против Абсолютного начала, чуть ли не Люцифером. Однако стоит вспомнить о том, что Прометей противостоял олимпийцам, которые сами были узурпаторами, отнявшими власть у бога Кроноса. Гейдар Джемаль совершенно верно характеризует выступлением Прометея как борьбу против «ложного могущества олимпийцев». Но он же совершенно зря связывал эту борьбу с бунтом титанов. Сам принадлежа к роду титанов, Прометей отказался встать на их сторону. Он даже заключил союз с олимпийцами против титанической революции. Олимпийцам же он противостоит как узурпаторам истинного могущества. (Любопытно, что Яма, согласно Упанишадам, боролся против богов и одолел их, став такими же, как боги. Здесь мы видим указание на борьбу Царя с ложными «богами», создавшими ложный рай «Золотого века». При этом борьба совпадала с духовной реализацией.)
Прометей, таким образом, предстает в качестве родоначальника некоего «третьего пути в метафизике», который отличен и от солнечной «традиции» жрецов-«олимпийцев», стремящихся к земному раю, и от хтонической «традиции» титанов, устремленных к небытию. Его традиция – огненная, воинская и царская. Неся людям огонь, Прометей нес вовсе не «просвещение и прогресс», как о том говорят разного рода гуманисты, но суровую правду о реальности, которая сжигала блаженный сон «райского» созерцания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments