Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Заговор во имя Мертвых (Богатство и Мир Смерти)

Это можно назвать еще и некрополитикой.
Древние славяне, поклоняясь своим умершим предкам, просили их даровать им разные материальные блага. Мир мертвых (Навь) рассматривался как некий источник богатства. И связанный с этим миром бог Велес не случайно почитался как покровитель торговцев, а также в качестве «скотьего бога». Скот на ранних этапах был неким заменителем денежных средств, что прослеживается в индоевропейских языках. Так, латинское слово pecu («стадо, скот») тесно связано с лат. рecunia («состояние, деньги»), и более того, восходит к реконструированному праиндоевропейскому peky, которое означало как первое, так и второе. В германских языках наблюдается то же самое: древне-северное fe переводится как «скот, имущество, деньги», древнеанглийское feoh как «стадо, движимость, деньги». Души умерших рассматривались как стадо Велеса, которое пасется на изобильных навьих пастбищах.
Но почему же именно мир мертвых связан с богатством, с изобилием? А вот почему. Есть Жизнь, и есть средства к Жизни. Последние и составляют богатство. В этом мире господствует Жизнь, подчиняющая себе средства. Это очевидно. Но может показаться, что есть некий потусторонний мир, в котором господствуют средства к жизни, которые там, по ту сторону, превращаются в нечто самодостаточное. И сам загробный мир в такой оптике рассматривается как мир изобилия, пространство неиссякаемых материальных благ. И в таком мире уже сама Жизнь подчиняется своим средствам (точнее, они там уже не являются средствами, а выступают как цель). Собственно, этот мир есть не столько мир мертвых, сколько мир Смерти, которая может рассматриваться как господство над Жизнью.
Вот кому-то в древности и казалось, что по ту сторону господствует Смерть, которая есть некое запредельное обилие материальных благ. И мир Мертвых может поделиться с живыми частью этих благ – если только хорошенько попросить мертвых предков (и Велеса, конечно). Причем сам этот мир-пастбище преизобилен, но все-таки мертв – не случайно аналоги славянской Нави – греческий Аид и скандинавский Хель – представлялись этакими призрачными царствами теней. Правильно, ведь только такими и может быть мир, в котором смерть царствует над Жизнью.
Впрочем, была еще и другая разновидность мира мертвых. Речь идет о мирах, в которых живут павшие воины. Это не изобильные пастбища, хотя и призрачные, это - солнечные обители героев, которые продолжают жить так, как жили – сражаясь. Но только сражение уже разворачивается на ином уровне. Таковыми мирами считались – скандинавская Валгалла, индоарийская Сварга, славянский Ирий (Рай). Здесь Смерть была всего лишь моментом перехода в новую Жизнь, она служила Мечом, отделяющим одну Жизнь от другой Жизни. У обитателей этих миров просили уже не богатства, но Победы. А Победа над врагами и означала Жизнь.
Торговцы, ремесленники и землепашцы, понятное дело, поглядывали в сторону Нави, воины же всегда мечтали об Ирии. В христианстве, которое пришло на смену язычеству, этого разделения, понятное дело, нет, что совершенно верно метафизически. Но на уровне религиозной психологии это разделение сохранялось. Более того, оно постепенно переносилось и на этот мир. Торговцы все более и более усиливались (подчиняя себе воинов), пока не возник торговый строй – капитализм (который сегодня превращается в строй новых кочевников – вспомним о связи скотоводчества и денег). Средства к жизни, как писал Юлиус Эвола в «Языческом империализме», стали подменять саму Жизнь. Следовательно, влиятельные силы нового мира стали думать о том, как бы этот мир превратить в мир мертвых. В мир, где жизнь человека подчинялась бы накопительству, стяжанию материальных благ. И не удивительно, что лидером этого нового мира стали заокеанские Штаты Америки. Ведь сама Америка напоминает страну мертвых, которая согласно древним мифам находится где-то далеко на Западе (Запад – Закат, Заход – связывался со смертью). Ее считали зеленой страной. Что ж, Америка как раз и есть страна зеленого доллара, который призрачно обещает овцам современного мира изобильное существование на зеленых пастбищах Нового мирового порядка.
Возможно, что на мировой плутократией руководят люди, которые считают себя мертвецами или, если точнее, пытаются уподобить себя (и весь мир) мертвецам. Не удивлюсь, если и нынешняя индустрия хоррора (ужаса) имеет своей истинной целью подготовить людей к смене ландшафта. Тут, к слову, огромную роль должен играть и вампиризм (вампиры - ожившие покойники), который распространен не только в ужастиках, но и в различных контр-инициатических организациях оккультного толка (типа «Голден Даун», «Цепи Мириам» и т. д.). Империализм зеленого доллара («грина», т. ею зеленого»), экспансия мега-корпораций торговцев (ТНК), кочевнические миграции выходцев из третьего мира, индустрия ужасов, оккультные вызывания душ умерших (чего стоит, например, один только Грабовой!) – все это мощные таранные удары в и так уже истончившиеся стены нашей реальности. Они наносятся с тем, чтобы пробить в этих стенах огромные бреши, через которых должны хлынуть сверхбогатые мертвецы. Но только хлынут-то не мертвецы, а инфернальные сущности, которые часто говорят от имени мертвецов.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments