Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Власть: «кузнецы» и «лесники»

В монографии С. В. Алексеева «Славянская Европа V-VI веков» (М., «Вече», 2005) указывается на два типа воинских братств, существовавших у древних славян.
Первый тип составляли отряды воинов-кузнецов, для которых центральным был культ Сварога – небесного коваля, творца материального мира и материальной культуры. На них опирались князья, которые вели свое происхождение от Даждьбога – божества солнечного света («даждьбожьи внуки» «Слова о полку Игореве») и сына Сварога.
Надо сказать, что Сварог теснейшим образом связан с воинской темой, несмотря на свой ремесленный облик. Он считался одним из божественных Змееборцев. Славяне знали о чудесном Кузнеце, который запряг Змея и пропахал на нем гигантские борозды. Считались, что именно эти борозды дали начало знаменитым Змиевым валам – мощной оборонительной линии, которая строилась несколько веков.
Второй тип – воины-«оборотни», находящиеся в лесных братствах. Речь идет о бойцах, практиковавших звериную магию, которая усиливала животное начало в человеке. Именно в этой среде поддерживался миф о князе-оборотне. Таким князем считался, например, легендарный Волх, родившийся от брака знатной женщины и Змея. Умевший обращаться в разных зверей, Волх был предводителем дружины юношей, которые могли по его слову превращаться в муравьев и побеждать врага. В году был некий «волчий месяц», в течение которого «оборотни» обходили ближайшие селения и брали с них дань. Главным для них был культ Велеса, принимавшего и змеевидную форму (Змей – противник Кузнеца). Впрочем, мы не исключаем и того, что воины-оборотни поклонялись, прежде всего, не жреческому богу Велесу, но воинственному Яриле – волчьему пастырю.
Кузнецы и лесники часто враждовали друг с другом, что нашло свое отражение в фольклоре. Так, у западных славян существовал миф о Божьем Ковале. Как пишет автор: «В… позднем фольклорном тексте рассказывается о борьбе избранного князем «коваля» Радара (вероятно, от древнего княжеского имени Radomerъ) с «королем» Ляхом и его подручным «Змеем Краговеем», разорявшим Волынь. Как и в других версиях мифа, в этой радар хитростью захватил Змея в своей Кузне. Затем князь пропахал на своем пленнике «межу» до самой Вислы». (с. 140).
Нам представляется, что автора можно несколько дополнить. Очевидно, что русская власть формировалась из двух источников, которыми были кузнецы и лесники. Причем и те, и другие сыграли весомую и нужную роль. Обе линии проходят через всю русскую историю, по-новому проявляясь на каждом конкретном историческом этапе.
«Кузнецы» - ремесленники-созидатели, которые тесно связаны с оседлостью, земледелием. Они более сосредоточены на обустройстве земель, обращены вовнутрь. Для них характерно бережное отношении к родным обычаям и желание защищать их до конца.
Напротив, «лесники» больше связаны с кочевничеством, пусть и лесным. Наиболее анархичные из них остались на уровне лесной банды (разбойники). В отличие от кузнецов их интересуют, прежде всего, внешние захваты (или внешнеэкономические махинации), они ориентированы на экспансию. Прежние магические практики оборотничества приучили их к тому, чтобы обращаться в кого-либо, продолжая оставаться собой. Отсюда – такое повышенное внимание к чужой культуре и чужим технологиям, стремление выдать себя за чужаков, используя чужие «технологи» для нужд собственного племени.
Кузнецы обустраивают империю, укрепляют ее ядро, развивают города и ремесла. Лесники расширяют империю, совершают сложные внешнеполитические комбинации, заимствуют иностранные достижения. Где-то со времен Петра Великого они занимают лидирующие позиции, что связано с попыткой форсированной модернизации, которая немыслима без массового использования внешних технологий и ресурсов, а также без жесточайшей мобилизации народа. Пик лесничества – большевизм, который довел его до абсурда. При большевиках официальной идеологией страны стал западнический марксизм (оборотничество), а практика ограбления населения долгое время носило характер перманентной крупномасштабной и долговременной политики (продразверстка, коллективизация; от волчьего месяца – к волчьим пятилеткам). В то же время чрезвычайщина была использована для укрепления страны.
Русские князья, цари, императоры, а также советские генсеки совмещали (в разных пропорциях) две линии. С одной стороны они стремились сохранить самобытность, с другой вынуждены был идти на масштабные заимствования.
Иоанн Грозный на первых порах был типичным «кузнецом». Он кодифицировал право, строил города, а провел земскую реформу, по которой власть в общинах перешла от кормленщиков (наместников и волостелей, напоминающих воинов-оборотней, кормящихся в волчьи месяцы) к выборным представителям. Прерогативы последних были весьма внушительными. Городские и крестьянские общины избирали земские избы, в чью деятельность не могли вмешиваться воеводы – представители «исполнительной вертикали». Администрации запрещалось арестовывать человека, не предъявив его представителям местного самоуправления, которыми были староста и целовальник. В противном случае общины могли по требованию родственников освободить арестованного, а также взыскать с администрации соответствующую пеню «за бесчестье».
Потом Грозный попытался усилить мобилизацию. Он ввел опричнину, участники которой, одетые в черные и носившие собачьи головы у седел, очень напоминали воинов-оборотней. К тому же в опричнину было привлечено огромное количество иностранцев (немцев). Разделение страны на опричнину и земщину стало отображением разделения власти на лесников и кузнецов.
Петр Первый был гораздо более выраженным лесником, охотно и порой без нужды заимствовавший западную технологию и культуру. В то же время он не заимствовал общественный строй Запада, не взял на вооружение главную социальную технологию тамошнего абсолютизма – не стал выращивать капиталистический уклад. При абсолютизме буржуазию укрепляли в противовес аристократии, что и привело (во многом) к буржуазным революциям. К тому же Петр много внимания уделял именно обустройству страны, не случайно он был прозван «Царем-Плотником».
Очень близко к Петру находятся – Екатерина Великая, Александр Первый, Александр Второй. А кузнечество было четко выражено у Александра Третьего, который почти отказался о внешней экспансии и взял курс на русификацию общества и власти.
Ленин и Троцкий, с мировой революцией и преклонением перед западным пролетариатом, с террором – сверх-лесники. Сталин – более кузнец (даже и в псевдониме), он придает революции более устроительный и национальный характер (вплоть до местами абсурдной борьбы с «низкопоклонством»).
Бюрократия, в основе своей реформаторская и «прозападная», но не желающая серьезной вестернизации (оборотничество), более лесническая. Яркий же пример кузнецов – консервативно-охранительная интеллигенция.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments