Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Categories:

Маркс и Энгельс против социализма

В знаменитом «Манифесте Коммунистической партии» значительное место занимает критика различных социалистических течений. В первую очередь, под удар критики попадает «феодальный социализм» («Молодая Англия» и др.). Далее следуют – «мелкобуржуазный», «буржуазный» и «немецкий» социализмы. Под раздачу попадает даже утопический социализм (Р. Оуэн и др.), чьи последователи характеризуются как «реакционная секта».
Как очевидно, МиЭ крайне опасались социализма - как такового. Социализм (от лат. «socialis», т. е. «общественный»), в разных своих вариациях, выступал, в конечном итоге, за возрождение (на новой основе) общинного строя, присущего традиционному обществу. А МиЭ выступали вовсе не за освобождение труда и самоорганизацию трудовых сообществ. Они ставили своей целью установление тотального контроля над экономикой. И в этом мировоззренчески, концептуально соединялись с крупнейшей плутократией. («Капитализм, гиперкапитализм и коммунизм» - https://a-eliseev.livejournal.com/2039827.html)
«Ротшильды» вовремя смекнули, что в мире капитализма поднимается мощная консервативно-революционная волна, готовая поднять знамя Социализма, увлекая за собой разоряемые массы. (Изначально социализм вовсе не был левым, см. «Социализм до Левой» - https://a-eliseev.livejournal.com/1946708.html) Поэтому они вложили огромные средства в марксизм, используя его для перехвата социалистического движения.
И в данном плане уместно провести обширную цитату из В. Можегова («Социализм против Маркса»): «Прежде чем узурпировать идею социализма, марксизму пришлось выдержать серьезные бои. Мощной оппозицией марксизму стали идеи М. Бакунина и П-Ж. Прудона.
Бакунин обращает внимание на парадоксальную комплементарность марксизма интересам международных банкиров и на связь самого Маркса с Ротшильдом. Пьер-Жозеф Прудон (1809-1865) указывает на слабое место марксизма - совершенное игнорирование последним финансового капитала.
Действительно, как ни поразительно это звучит, но на двух тысячах страниц своего «талмуда» Маркс ни слова не говорит о финансовом капитале – настоящей основе капитализма. Зато с горячностью обрушивается на национальный промышленный капитал, который и намеревается уничтожить при помощи классовой борьбы и революции (а заодно снести и национальную «буржуазную» культуру, общество и государство).
В отличие от Маркса, Прудон именно в финансовом капитале и ростовщичестве видит корень зла, выступая за беспроцентный банкинг и союз промышленного капитала с рабочим классом. Правда, взгляды Прудона на частную собственность и роль государства весьма радикальны. Любое государство – тиран, заявляет он; любая собственность – кража; единственное условие порядка – анархия. Идеи Прудона лягут в основу анархо-синдикализма.
Другой последователь Прудона, немецкий экономист Сильвио Гезелль ( 1862-1930) в книге «Естественный экономический порядок» (1916) предложил путь полного упразднения ростовщической экономики с помощью идеи так называемых «свободных денег» (Freigeld)..
Деньги – говорит Гезелль – должны быть только инструментом обмена и ничем более. Деньги не должны «делать деньги», наоборот, лишённые всякой физической привлекательности, они должны стать платной госуслугой и облагаться небольшим налогом за право пользования ими.
Такие деньги («деньги с отрицательным процентом») будет невозможно копить, невозможно «дать в рост», наоборот, их владельцы будут стараться поскорее от них избавиться, что, в свою очередь, стимулирует денежный обмен и товарооборот. Правила финансовой игры полностью изменятся, а экономика получит огромный стимул к развитию.
Но как в таком случае совершать накопления? С помощью облигаций, которые будет выпускать эмиссар «исчезающих денег», и на которые эти «исчезающие деньги» будут свободно обмениваются. Таким образом, всё общество становится единой корпорацией, тесно связанной общим экономическим интересом. Результатом оказывается восстановление социальной справедливости, причем безо всяких социальных потрясений.
Идеи Гезелля произвели большое впечатление на экономистов. Джон Мейнард Кейнс признавал большое влияние Гезелля на свою собственную концепцию и пророчествовал, что «будущее научится больше у Гезелля, чем у Маркса».
Действительно, разница в подходах Гезелля и Маркса налицо. Для Маркса «зло» - это прибавочная стоимость, которую он предлагает насильственным образом изъять и перераспределить в пользу другого класса. При этом, он не упраздняет ссудный процент, но лишь вводит на него госмонополию. Практика марксизма, таким образом, естественным образом приводит к построению Госкапитализма.
Гезелль же предлагает «вместо насилия над людьми насилие над абстракцией». Он обнаруживает зло в самой кредитной природе денег и обрушивается на сам корень зла ростовщической экономики. Он вырывает жало у ростовщического капитала и полностью меняет правила игры. В социальном же плане введение «свободных денег» ведёт к прекращению классовой борьбы, общинной солидарности и построению социализма в каждом отдельно взятом социальном организме».
«Метафизические основы русского социализма» - https://zavtra.ru/blogs/metafizicheskie_osnovi_russkogo_sotcializma
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments