Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Categories:
Элита против Традиции. Часть IV

Часть текста - под катом.

Часть I - https://a-eliseev.livejournal.com/2030839.html
Часть II - https://a-eliseev.livejournal.com/2030852.html
Часть III - https://a-eliseev.livejournal.com/2031252.html

6. Небывалое Царство

Было бы архиошибочным впадать из правоэлитарной крайности в демофильскую, и давать сугубо отрицательную оценку русской аристократии. Не следует забывать, что она существовала как бы в дух ипостасях, будучи одновременно и военным сословием, и классом землевладельцев. С первым связано ее воинско-героическое служение, богатое примерами настоящей самоотверженности. Со вторым – «феодальное угнетение», дошедшее до торговли людьми. Причем первое и второе слито воедино, образуя некий трагический синтез, который не понять без диалектического осмысления.
Необходимо понять, что традиционное общество (русское, и не только) было неким световым полем, покрытым множеством зияющих темных изломов. Одним из таковых изломов была элитарность. Если мы снова восстановим ее – под каким угодно соусом, то снова вынужден будем накапливать богатства страны, возводить «магнитки» и т. д., чтобы их снова кто-то пустил в распил, поместил в свою «кубышку».
Главной миссией Царя является спасение народа - от внешнего врага и от ушлых олигархов всех мастей (как правило, первые и вторые слито практически воедино). Здесь он безусловно символизирует Христа-Спасителя, который вошел во ад, освободил души праведников и открыл человеку путь наверх. При этом Христос объединил в своей Ипостаси всех людей – так же, как и Царь объединяет в своей Личности всех подданных.
Царь вовсе не должен руководить жизнью своих подданных - как главный чиновник или главный аристократ - это как раз неправда «монархизма», который низводит Царя до уровня одной из функций общественной жизни. Царь выше всего этого, но он же может оказаться и ниже всего, проникая в «ад» социальной жизни - там, где он только возникнет. Правление Царя - это преодоление Кризиса, а Кризис стал нервной системой жизни человека с момента грехопадения.
Когда люди решают свои проблемы согласно друг с другом - в рамках самоуправляемых общин разного уровня - Царь свободен от управления. Он «отдыхает», общаясь с Богом, принимая от него особую Благодать. Когда же возникла адская трещина в райской реальности Империи - Царь немедленно «нисходит в ад» - вместе со своими верными друзьями. То же происходит, когда возникает угроза стране. Но делает все это Царь, невзирая на «институты» и «нормы» - как Гроза нисходит на землю.
Если вкратце и конкретно, то грядущее Новое Царство представляется мне следующим образом. http://prioratos.blogspot.com/2011/01/blog-post_7376.html Советская монархия, где власть самодержавного Государя сочетается с местным полновластием общин, причем бюрократии, как таковой, просто не существует. http://www.pravaya.ru/look/18151Новая сословность, которая основана на естественном социокультурном различии, но не на подчинении одной группы людей другой группе. Наконец, новая опричнина понимаемая как иррегулярный круг Государевых друзей, но не как регулярная структура господства и подавления.
Такого еще не было, хотя оно и существовало – в проекте, в прообразе. И так будет. «И буди, и буди!» Надо подготовить себя к мысли о том, что монархия была, но ее и не было. Она еще только будет. Всё еще впереди.

1) На данную эволюцию указывает исследователь Р. Багдасаров, замечающий, что даже на родовых гербах Рюриковичей (можайского и белозерского князя Ивана Андреевича, царей Василия Темного и Ивана II) содержится изображение змеедевы. (Многие древние народы почитали ее прародительницей. Например, родственные славянам скифы. В литературе змеедеву именуют Ехидной, Орой, Мелюзиной и т. д.). «Интересно, - пишет Багдасаров, - что на собственно московских деньгах вел. кн. Василия Васильевича того же периода уже не змеедева Ора, а Дева-полуптица (Сирин). Они являлись разновидностями одной эмблемы на генеалогическом уровне, что предопределило их различие на уровне символическом. В русской эмблематике хтоническая половина туловища постепенно отпадает, а вперед выступает верхняя половина с крыльями. Крылья московской Оры значительно больше, чем у можайской, рептильная же часть туловища исчезла».
2) В году был некий «волчий месяц», в течение которого «оборотни» обходили ближайшие селения и брали с них дань. Данный обычай сохранился и нашел своё продолжение в «полюдье», в ходе коего дружинники русские князья объезжали восточнославянские земли, собирая с них дань. «Полюдье» представляло собой мероприятие, необходимое для централизации Древнерусского государства. Однако, как и все подобные мероприятия, сбор дани сопровождался разнообразными экцессами, вызванными, во многом, «волчьей» стороной власти. Некоторые арабские авторы в связи с этим даже разделяли русов и славян, описывая полюдье как нечто вроде грабительского набега. Ибн писал. Между тем, речь шла о трагическом процессе утверждения этнополитического образования русов над другими этнополитическими образованиями славян. Впрочем, и сам политический союз русов возник на базе союза полян, сменивших свое имя («поляне, ныне зовомые русь» («Повесть временных лет».) Изначально же русы («красные», «кшатрии») представляли собой воинскую «касту». («Древние русы: народ и каста» http://kladina.narod.ru/eliseev/eliseev.htm)

3) Речь идет именно о мужчинах, «мужах», но никак не о «мужиках». В былинах о Вольге и Микуле нет слова «крестьянин» - это весьма поздний, 15 века, термин. Земледельцы именуются «селянами». «Мужиками» же называют разбойников, против которых и выступают совместно князь и крестьянский богатырь. Мужик – это уменьшительное от мужа, т. е. маленький, худой мужчина. На всё крестьянское сословие оно было распространено в эпоху вырождения и диктата элиты. Поразительно, но сегодня слово мужик используется для обозначения настоящего мужчины.

4) Архетип «всеобщего вооружения народа» вновь проявился в начале 17 века, когда для борьбы с иноземными пришельцами и «ворами»-самозванцами были созданы два народных ополчения – подмосковное и нижегородское. Показательно, что второе (победоносное) возглавили - князь Дмитрий Пожарский и земской староста Кузьма Минин. Таким образом, был архетипически воспроизведен былинный тандем Вольги и Микулы, направленный против «разбойников». При этом, еще за несколько лет до ополчений, в разных землях стали формироваться городовые и уездные советы, которые объединяли представителей всех сословий, и которым подчинялись даже воеводы. В конце концов, была выстроена самая настоящая советская вертикаль – ополченцы создали «Совет всей земли».
В третий раз архетип «народного войска» проявился в 1917 году, теперь уже в модернистской оболочке. В отсутствие законного Государя возникли Советы, при которых стали формироваться отряды Красной гвардии. При этом первые месяцы своего нахождения у власти большевики выступали именно за «всеобщее вооружение народа». Потом они перешли к регулярной армии, а Советы оказались подмяты партийно-государственной бюрократии. Однако, и после этого знамя полновластия Советов и всеобщего народного вооружение несли черные воины анархии.
5) Любопытно, что при Советах, с отрицанием «царских орлов» существовал мощный культ грозных птиц, выраженный в художественном творчестве. Туи можно вспомнить и песню про двух «соколов» – Ленина и Сталина», и знаменитого «Орлёнка»: «У власти орлиной орлят миллионы, и нами гордится страна». В сталинском фильме «Кубанские казаки» женщина, председатель колхоза, поет про своего возлюбленного: «Казак лихой, орел степной». В хрущевском же фильме «Председатель», снятом на ту же, колхозную тему, женщина говорит возлюбленному: «Хороший ты мужик, председатель, но не орёл».

6) Тут надо заметить, что и современные западные демократии также опираются именно на военно-политическую силу. Безусловно, важную роль здесь играет т. н. экономическое принуждение, однако, все решается именно в секретных политических криптоссобществах – разных клубах, ложах и комитетах. Причем особую роль там играют потомки знатных родов, о чем еще пойдет речь ниже. Примат военно-политического начала особенно очевиден в области внешней политики. Богатый Север (Запад) строит свое экономическое процветание на эксплуатации третьего мира. А оно держится на военной мощи западных стран – прежде всего, США. Впрочем, события в Ливии убедили, что военное подавление неугодных стран и режимов может осуществляться и под руководством других стран, в данном случае – Англии и Франции.

7) В данном плане весьма показательно «уничижение» великих подвижников-аскетов, именующих себя великими грешниками. Обычно, считается, что здесь имеет место быть нечто вроде морально-психологического приема, однако, подобные утверждения следует понимать буквально. Святые подвижники продвинулись в преодолении зла больше, чем кто либо, но потому они и познали его больше других. А поскольку познание чего-то есть до некоторой степени соединение с ним, то можно говорить и о некоторой степени сопричастности злу. Отсюда и воистину адские страдания, которые аскеты претерпевают от бесов. Согласно православной традиции, Бог не причиняет зло человеку, его причиняют инфернальные сущности в том случае, если сам человек отошел от Бога. Это и происходит с подвижниками, которые поднимаются на самые высокие и суровые вершины борьбы. Разумеется, вслед за временным, но ужасающим отчуждением от Бога, следует соединение с Ним, причем такое, какое не может представить себе обычный человек. Показательно, что православная традиция, в отличие от католической, не создала какой-то развитой демонологии, что не случайно. Данная демонология могла бы ввести в искушении неискушенного человека, столкнувшегося с глубинами зла.

8) Это указание упорно игнорируется многими традиционалистами-моралистами (особенно, из числа современного духовенства), которые говорят о необходимости противостоять «секуляризированному миру», «безбожию» и т. д. Понятно, что средоточием зла эти «борцы за веру» считают коммунистический атеизм, которому и приписывают все, или почти все, катаклизмы прошлого века. (При этом забывается, что никакой «большевистской богоборческой диктатуры» не было бы без Февральской революции, творцы коей отнюдь не являлись атеистами. Более того, многие из них были убежденными староверами.) Но из Евангелия совершенно очевидно следует, что главным врагом Христианства являются течения, которые выдают себя за христианские. Происходит нечто вроде «драконоборческой провокации» - дракон вызывает «героев» на схватку со своими второстепенными креатурами, активно внедряя самых важных своих агентов во все клетки общественно-государственной и церковной жизни.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments