June 9th, 2021

Garfild

Сталин и русский вопрос.

В последнее время снова «всплыл» доклад И. В. Сталина «О национальных моментах в партийном и государственном строительстве на XII съезде РКП (б) (23 апреля 1923 г.)
Оттуда приведены фрагменты, посвященные «великорусскому шовинизму». Сталин отмечает, что он «гнездится» в разных учреждениях, «бродит» в разных углах. Значительная часть критики данного уклада достаётся сменовеховцам, которые «похваливают» советскую власть в надежде на то, что она «восстановит идею великой России». Вывод делается, вроде бы, радикальный: «Решительная борьба с пережитками великорусского шовинизма является первой очередной задачей нашей партии».
Критики Сталина из числа национал-патриотов приводят только этот фрагмент. Создаётся такое впечатление, что Сталин критикует исключительно «русский шовинизм».
Однако, это совсем не так. В своём докладе он мощно обрушился и на другие «шовинизмы»: «Но нэп взращивает не только шовинизм великорусский, – он взращивает и шовинизм местный, особенно в тех республиках, которые имеют несколько национальностей. Я имею в виду Грузию, Азербайджан, Бухару, отчасти Туркестан, где мы имеем несколько национальностей, передовые элементы которых, может быть, скоро начнут конкурировать между собой за первенство. Этот местный шовинизм, конечно, не представляет по своей силе той опасности, которую представляет шовинизм великорусский. Но он все-таки представляет опасность, грозя нам превратить некоторые республики в арену национальной склоки, подорвать там узы интернационализма».
Если мы посмотрим на объём сказанного Сталиным о «местном шовинизме», то увидим, что о нём сказано намного больше, чем о русском. Причём, сказано не только больше, но и гораздо конкретнее.
Итак, обратимся к конкретике: «Возьмем Грузию. Там имеется более 30% негрузинского населения. Среди них: армяне, абхазцы, аджарцы, осетины, татары. Во главе стоят грузины. Среди части грузинских коммунистов родилась и развивается идея – не очень считаться с этими мелкими национальностями: они менее культурны, менее, мол, развиты, а посему можно и не считаться с ними. Это есть шовинизм, – шовинизм вредный и опасный, ибо он может превратить маленькую Грузинскую республику в арену склоки. Впрочем он уже превратил ее в арену склоки. Азербайджан. Основная национальность – азербайджанская, но там есть и армяне. Среди одной части азербайджанцев тоже имеется такая тенденция, иногда очень неприкрытая, насчет того, что мы, дескать, азербайджанцы, – коренные, а они, армяне, – пришельцы, нельзя ли их по этому случаю немного отодвинуть назад, не считаться с их интересами. Это – тоже шовинизм. Это подрывает то равенство национальностей, на основе которого строится Советская власть.
Бухара. Там, в Бухаре, имеются три национальности: узбеки – основная национальность, туркмены, “менее важная” с точки зрения бухарского шовинизма национальность, и киргизы. Там их мало и, оказывается, они “менее важны”.
В Хорезме – то же самое: туркмены и узбеки. Узбеки – основная национальность, а туркмены – “менее важная».
О «русском шовинизме» такой конкретики нет. Он где-то там «гнездится». Ещё есть сменовеховцы, которые всё-таки «похваливают» Советскую власть. А тут всё весьма и весьма конкретно.
Далее Сталин делает вывод о соотношении двух шовинизмов: «Все это ведет к конфликтам, к ослаблению Советской власти. Эта тенденция к местному шовинизму также должна быть в корне пресечена. Конечно, в сравнении с великорусским шовинизмом, составляющим в общей системе национального вопроса три четверти целого, шовинизм местный не так важен, но для местной работы, для местных людей, для мирного развития самих национальных республик этот шовинизм имеет первостепенное значение».
Обращает на себя внимание хитроумная сталинская диалектика. Дескать, да – «русский шовинизм» опасность главная, но на всесоюзном уровне. В то же время и местный шовинизм является также главной опасностью, но на своём уровне.
Ну, а теперь, как принято говорить – «вишенка на торте». Критики Сталина забывают о том, что было ещё и его «Заключительное слово по докладу о национальных моментах в партийном и государственном строительстве на XII съезде РКП (б) 25 апреля 1923 г». И там было отмечено: «Говорят нам, что нельзя обижать националов. Это совершенно правильно, я согласен с этим, — не надо их обижать. Но создавать из этого новую теорию о том, что надо поставить великорусский пролетариат в положение неравноправного в отношении бывших угнетенных наций, — это значит сказать несообразность».
Весьма любопытно, что Сталин постоянно ссылается на Ленина. Но здесь почти открыто идёт против «вождя мирового пролетариата». Последний, в своей статье «К вопросу о национальностях или об автономизации» назвал русских нацией, «великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда». Поэтому, отмечал Ленин, интернационализм со стороны такой нации должен состоять не только в обеспечении равенства. Нужно ещё и неравенство, которое «возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактической…».
Сталин просто не мог не обрушиться на «русский уклон». Несколько месяцев тому назад потерпел крах его проект «автономизации», предполагавший создание единой РСФСР, в которую другие нацреспублки входили в состав автономий. Сталину запросто могли бы приписать Collapse )