Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Categories:

Стругацкие и дегероизация

Мне уже приходилось обращать внимание на антикосмизм братьев Стругацких. Полнее всего он проявляется в образе Жилина, который из космолётчика стал «силовиком», а потом ушёл в виртуальные миры. («Стругацкие: преданное звездоплавание и виртуалка» - https://zavtra.ru/blogs/strugatckie_predannoe_zvezdoplavanie_i_virtualka)
Такой вот вертикальный спуск вниз – от Звездолёта – в Землянку. Именно его и проделала планета в конце 1960-х-начале 1970-х годов.
Но у Стругацких можно увидеть и мощную волну дегероизации, которая вполне совпадает с волной антикосмизма. («Большое космическое отступление» - https://zavtra.ru/blogs/bol_shoe_kosmicheskoe_otstuplenie)
Она заметна хотя бы в «Полдне», где Горбовский и Валькенштейн всячески гнобят «героев-удальцов»: «Струсил десантник, тебе говорят, Но, если бы ты не вернулся назад, Кто бы пошел вперед? ... Ну, да Горбовский всегда возвращается вовремя. Так и надо. Десантники должны возвращаться, иначе они бы не были десантниками».
В «Стажёрах», впрочем, ещё круче. Жилин: «В наше время история жестко объявила Юрковским: баста! Никакие открытия не стоят одной-единственной человеческой жизни».
Самого Юрковского авторы вынуждают выступить с дегероизаторским и деперсоналистическим монологом: «Капитан Быков, несомненно, прав. Собственное имя на карте не должно означать слишком много для настоящего человека. Радоваться своим успехам надо скромно, один на один с собой. А с друзьями надо делиться только радостью поиска, радостью погони и смертельной борьбы. Вы знаете, Юра, сколько людей на Земле? Четыре миллиарда! И каждый из них работает. Или гонится. Или ищет. Или дерется насмерть. Иногда я пробую представить себе все эти четыре миллиарда одновременно. Капитан Фрэд Дулитл ведет пассажирский лайнер, и за сто мегаметров до финиша выходит из строя питающий реактор, и у Фрэда Дулитла за пять минут седеет голова, но он надевает большой черный берет, идет в кают-компанию и хохочет там с пассажирами, с теми самыми пассажирами, которые так ничего и не узнают и через сутки разъедутся с ракетодрома и навсегда забудут даже имя Фрэда Дулитла. Профессор Канаяма отдает всю свою жизнь созданию стереосинтетиков, и в одно жаркое сырое утро его находят мертвым в кресле возле лабораторного стола, и кто из сотен миллионов, которые будут носить изумительно красивые и прочные одежды из стереосинтетиков профессора Канаяма, вспомнит его имя? А Юрий Бородин будет в необычайно трудных условиях возводить жилые купола на маленькой каменистой Рее, и можно поручиться, что ни один из будущих обитателей этих жилых куполов никогда не услышит имени Юрия Бородина. И вы знаете, Юра, это очень справедливо. Ибо и Фрэд Дулитл тоже уже забыл имена своих пассажиров, а ведь они идут на смертельно опасный штурм чужой планеты. И профессор Канаяма никогда в глаза не видел тех, кто носит одежду из его тканей, — а ведь эти люди кормили и одевали его, пока он работал. И ты, Юра, никогда, наверное, не узнаешь о героизме ученых, что поселятся в домах, которые ты выстроишь. Таков мир, в котором мы живем. Очень хороший мир».
Итак, Юрковский считает необходимой «смертельную борьбу», но признаёт и необходимость забвения Героя, его растворение в «массе». Он делает шаг навстречу дегероизации, но авторы всё равно приговаривают его к смерти. И причиной её является именно «смертельный», героический риск – генеральный инспектор видит в области Кольца Сатурна странный предмет, пытается исследовать его и попадает под осколок.
Любопытное совпадение – фамилия Юрковского заставляет вспомнить об имени первого космонавта – Юрия Гагарина, который трагически погиб во время авиационного вылета. (О символическом значение имени – в контексте космической темы – см. ст. «Символизм Русского Космоса» - https://zavtra.ru/blogs/simvolizm-russkogo-kosmosa)
Показателен и образ стажёра Юры (снова – Юр-Яр!), который вначале считает, что главное в жизни – «красиво умереть». Но потом он попадает под влияние Жилина. «Юра подумал, что через несколько дней встретит ребят. Они, конечно, сразу станут спрашивать, что да как. Они не будут спрашивать ни о Юрковском, ни о Крутикове, они будут спрашивать, что Юрковский и Крутиков нашли. Они будут прямо гореть от любопытства. Их будет больше всего интересовать, что успели передать Юрковский и Крутиков о своей находке. Они будут восхищаться мужеством Юрковского и Крутикова, их самоотверженностью и будут восклицать с завистью: «Вот это были люди!» И больше всего их будет восхищать, что они погибли на боевом посту. Юре даже тошно стало от обиды и от злости. Но он уже знал, что им ответить. Чтобы не закричать на них: «Дураки сопливые!» Чтобы не заплакать, чтобы не полезть в драку, я скажу им: «Подождите. Есть одна история…», И я начну ее так: «На острове Хонсю, в ущелье горы Титигатакэ, в непроходимом лесу нашли пещеру…».
И это тоже очень символично. Взоры отвращаются от космической находки – причем, даже не на Землю, а сразу на Подземелье.
Героизм предполагает Вызов, который Герой-Субъект сознательно бросает окружающей его Объективной реальности. Здесь практически неизбежен смертельный риск. В разных смыслах слова. По сути, речь идёт о гибели ветхого Я, которое преображает его в новое сверх-Я. Здесь имеет место инициатическая смерть и инициатическое воз(рождение). Возможна физическая, буквальная смерть. Причем, надо иметь в виду, что в традиционном обществе широко бытовало представление о том, что павший на поле битвы попадает в Рай. Воинский символизм пронизывает и духовное, аскетическое действо.
Апостол Павел: «Мы же, будучи сынами дня, да трезвимся, облекшись в броню веры и любви, и шлем надежды и спасения». (Фес., I, 5, 8). Он же взывает к христианину: «Переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа». (Тим. I I, 2, 3).
Св. Ефрем Сирин: «Монах подобен воину, идущему на брань, который отовсюду ограждает тело свое полным вооружением, трезвится до самой победы, и беспокоится, чтобы вдруг не напал на него враг, и чтобы ему, если не примет предосторожностей, не попасть в плен. Подобно и монах, если приводя себя в расслабление, обленится, то удобно уловляется врагом; потому, что враг влагает в него нечистые помыслы, которые принимает он с радостию…» Он же советовал монаху: «Когда взойдет на тебя лукавая мысль; извлеки меч свой, то есть возставь в сердцах страх Божий, – и посечешь всю силу вражию. А вместо воинской трубы употребляй Божие Писание. Как труба звуком своим собирает воинов, так и Божие писание, взывая к нам, собирает благие помыслы, и приведя их в строй страхом Божиим, составляет из них полк в противоборство врагу: ибо помыслы наши, подобно воинам, сражаются с врагами Царя». («Христианство и метафизика войны» - https://s30556663155.mirtesen.ru/blog/43322836460/METAFIZIKA-VOYNYI-I-HRISTIANSTVO)
У Стругацких необходимость героического Вызова отрицается. Более того, человек-Субъект, вышедший в Космос, отступает перед Объективной реальностью. Посмотрим, что получается.
«Далёкая Радуга». Показан освоенный землянами мир, где, в результате экспериментов над Материей (лучше всего выражающей суть Объективной реальности), случилась супер-катастрофа. И даже мощный Космофлот не сумел помочь.
«Обитаемый остров» - показана тщета ГСП, то есть Стругацкие смоделировали возможность вольного галактического поиска, но вынесли ему приговор. В результате, легендарный Мак Сим вынужден проходить через круги ада на Саракше, потом получать оплеухи от «сотрудника Галактической Безопасности» Сикорски. Оканчивается всё разрушением Башен и смертельно опасным лучевым голоданием масс.
А потом Мак Сим и сам стал вместо вольного галактического разведчика и веселого парня Полдня - агентом Комкона. К слову, сразу возвращаюсь к началу, им же стал и весёлый парень предПолдня - Жилин. Он заделался Агентом разведки-контрразведки непонятного «Совета безопасности», а потом ушёл в глубины виртуальных грёз (слэг).
«Малыш». Полная капитуляция землян, затеявших проект спасения целой цивилизации на «Ковчеге». Появились Усики, и земляне сдусики. «А не лезь куда не надо!».
«Жук в муравейнике» и «Волны гасят ветер» - это, вообще, отдельный разговор. Полная беспомощность землян в Космосе. И на выходе непонятные воздействия «эмбрионов» и рождение расы «нелюдей-люденов».
Отель «У погибшего альпиниста» - совершенно неудачный, с криминальным душком, Контакт. Кстати, обратим внимание - инспектор Глебски и инспектор Сикорски - у обоих симптом преследования.
«Парень из преисподней». Брутальный вояка Гаг с Гиганды, в конечном итоге, напряг Землю – со всей её запредельной мощью.
«Навьи превращения» - https://a-eliseev.livejournal.com/1897996.html
«Коммунистическое постгосударство» - https://a-eliseev.livejournal.com/1900043.html
«Через тернии к звездам»: терраспасение» - https://a-eliseev.livejournal.com/1871923.html
«Ещё один штрих к Стругацким» - https://a-eliseev.livejournal.com/2013975.html
«Экспедиция в Иномир»: воля к потустороннему» - https://a-eliseev.livejournal.com/2017209.html
«Гностицизм в отечественной фантастике» - https://a-eliseev.livejournal.com/241588.html
Альтернатива «землянческо-виртуальному» пораженчеству.
«Ковчег Русского Космоса» - https://zavtra.ru/blogs/kovcheg_russkogo_kosmosa
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments