July 15th, 2020

Garfild

Орденская идея в ретроспективе

Собственно, Орден – это и есть аристократия. «Лучшие» – не в том смысле, что обладают какими-то превосходными качествами (например, воинскими). Этот путь ведёт к утверждению собственного превосходства. Как следствие – стремление подчинить тех, кто «хуже» или «ниже». В конечном итоге, подчинить пытаются даже и Государя. Все т. н. «буржуазные революции» - дело рук именно неких сегментов внутри аристократии, стремящихся свергнуть или подчинить себе Монарха.
В метасоциальном плане «лучшие» - значит те, кто соответствует статусу изначальной сверхкасты, ативарны, над-варны Золотого Века, гиперборейского единого и неразделимого социума. Эту сверхкасту именуют Царской кастой, здесь соединяются священническое и воинское начала. Они также соединяются и в Орденском сообществе. Поэтому, Орден – есть образ изначальной Царской сверхкасты.
А если так, то и члены Ордена должны видеть главный смысл своей «социальной» деятельности в служении Царю. При этом, наивысшая степень служения предполагает максимальное удаление от богатств, славы и власти над кем-то. «Себе – Чести, а Князю - Славы». («Слово о полку Игореве»). Но, при этом, «Наша Честь – Верность». Верность Царю, который только и сохраняет реальное могущество гиперборейского Золотого Века.
Аристократия «привилегий» постепенно усиливается, снижая орденское звучание. В Средние Века происходит некая феодальная революция, которая, развёртывается у нас уже в эпоху Петра Первого. На это «осевое» событие указывает В. Цимбурский: «Социокультурный же процесс от Петра I до екатерининской "Жалованной грамоты дворянству" с превращением дворянства из служилого вооруженного слоя в культурно и ценностно обособившееся благородное сословие - модернизации не касается никаким боком. Зато он разительно напоминает события т.н. "феодальной революции" в Западной Европе XI-XII веков - такую же трансформацию служилых воинов (у нас - слуг государевых, в Европе - слуг феодальных владетелей) в рыцарство с особой культурой и этикетом, помалу растворяющее в себе старую аристократическую верхушку, при одновременном упрощении ранее пестрой структуры деревенских низов, подверстываемых под одну гребенку "холопства" (европейские servi)». («Городская революция» и будущее идеологий в России» - http://old.russ.ru/politics/20020709-zimb.html)
От себя добавим, что и сам капитализм, будучи творением части аристократических элит, вовсе не предполагал промышленную модернизацию. В Европе крупные промышленные предприятия взяли разгон лишь в середине XIX в. До этого там господствовали мелкие предприятия. Например, на заводе Круппа, первоначально, в 1832 году трудились всего 8 человек. Банки (Ротшильдов и проч.) промышленностью не особенно интересовались, предпочитая работать с крупными торговцами. В обеспечение кредита они брали землю и другую недвижимость. А ведь «буржуазные» революцию случились уже давно. Тем не менее, промышленность не очень развивали. Пришедшие к власти сегменты аристократии отводили ей роль второстепенного уклада торгово-аграрного общества. Заметим, что и сегодня гипер-олигархия обладает недвижимостью в астрономических масштабах, а это указывает на её истоки. («Вот тебе и демократия!» - https://zavtra.ru/blogs/vot_tebe_i_demokratiya)
Но, выгода от промышленности показалась слишком уж огромной. Пришлось включиться.
Итак, новая европейская аристократия победила аристократию старую. Тут можно вспомнить и об английских «новых дворянах», и о масонстве Нового Времени, которое представляло собой тайное общество аристократов, мечтавших освободиться от «тирании» королей и церкви. Не случайно же во время кризиса 1789 года во Франции местом основных собраний недовольных был сад во дворце Пале-Рояль — резиденции герцога Орлеанского. Масонские ложи активно действовали при королевском дворце, в них состояли герцоги Бульонские и герцоги Монморанси-Люксембургские. И окончательная консолидация масонства произошла в 1772-1773 годах, когда был заключен компромисс между капитулом «рыцарей», состоящим из буржуа, и аристократическим капитулом «императоров». (В. Карпец. «Русь, которая правила миром») Последние явно доминировали в этом альянсе.)
Привилегии окончательно встали верх над служением. Вместе с падением Монархий (парламентские «монархии» – это уже слабое подобие), орденское начало оказалось предельно минимизировано. Имели место попытки возродить его на новом уровне, противопоставив Орден – Современному миру. Предпринимались они и у нас, и в Европе. (В плане последней наиболее интересен опыт Железной гвардии К. Кодряну.) Но в Европе всё замыкалось на Вождизм, который всё-таки серьезно отличается от Монархизма, устремленного к Священному Царскому Роду, к центральной, изначальной, сквозной, «осевой» Династии. Идея Монархии глубоко онотологична и направлена на преобразование множества в соборную Личность. («Царская Полнота» - https://zavtra.ru/blogs/tcarskaya_polnota)
В русской эмиграции наиболее интересен опыт младороссов, которые предлагали соединить воедино – Монархию, Орденскую партию и Советы. Примерно где-то в этом направлении и стоит работать.
И здесь очень любопытно обратиться к далёким истокам. У наших далёких предков был сакральный Орден, основанный на служении Государю Рюрику. Основа его была, вопреки расхожим представлениям, именно славянской. («Варяжский орден гиперборейского Грифона» - https://zavtra.ru/blogs/varyazhskij_orden_giperborejskogo_grifona)
«Элита и Традиция». Ч. I - http://pravaya.ru/look/21739
«Элита и Традиция». Ч. II - http://pravaya.ru/look/21740
«Царь и его Революция» - http://www.rusyappi.ru/dovody/tsar-i-ego-revolyutsiya