December 20th, 2018

Garfild

«Славянофил» де Голль

В 1969 году во Франции состоялся референдум по проекту конституционной реформы, предложенной Шарля де Голлем. Важнейшим его моментом было преобразование верхней палаты – Сената - в законосовещательный орган. Предполагалось, что 146 сенаторов будут избираться от социально-профессиональные групп – профцентров, разнообразных объединений по интересам и т. д.
Проект де Голля удивительным образом напоминает предложения славянофилов позапрошлого века. Они исходили из того, что народу необходимо дать свободу мнений – при полноте власти Царя. Это вызывает иронию у разного рода прогрессистов, считающих необходимым именно власть народа, контроль последнего за правителем. Между тем, частенько получается контроль именно представителей – якобы народа. Образуется узкая, но мощная группа политических посредников, которые в социально-профессиональном плане не имеют ничего общего с теми группами, которые «представляют». И эту группу весьма успешно использует плутократия, накопившая огромные капиталы.
«Контроль народа» вызывает большие сомнения, а демократия выглядит как нечто, возможное только на малых пространствах (максимальное самоуправление общин, см. ст. впс «Страна новых городов» - http://www.proektnoegosudarstvo.ru/publications/new_cities_country). Поэтому, традиционалисты часто ставят дилемму – либо власть автократора, либо – олигархии, которая только выдаёт себя за народовластие. И в этой оптике очень важно донести до автократора мнение народа. Но не абстрактного народа, то есть, какого-то аморфного множества, а именно конкретных социально-профессиональных групп. А для этого нужно, чтобы они формировали своё представительство напрямую, минуя «политический класс». В начала прошлого века именно такую модель «Народной Думы» и предложил Л. А. Тихомиров, который, по сути, продолжил дело славянофилов.
Де Голль, несомненно, предлагал «славянофильскую» программу. Точнее, конечно, консервативно-революционную, слово «славянофильская» здесь используется, как говорится, для вящего эффекта. И он проиграл, во многом благодаря предательству части своих сторонников голлистов – «независимых республиканцев», которые выступили против. Показательно и поведение левых, которые яростно нападали на проект. А ведь им предлагали прямое представительство от трудящихся, об интересах которых они так показушно пеклись.
Но тут вот что важно. Де Голль всё-таки получил 47 % в свою поддержку, а это очень много. И это свидетельствует о том, что в массах есть очень сильный запрос на переформатирование демократии – в сторону создания прямого социально-профессионального представительства. И отказа от собственного «контроля», который, по сути, есть контроль политических посредников и стоящих за ними плутократов (всё это мы и наблюдаем на примере западной «демократии»).