January 17th, 2018

Garfild

Смерть Анпилова

Насколько я знаю, это очень кшатрийская смерть - по современным меркам.
Торопился на встречу с Грудининым - и схватил инсульт (может, путаю).
Он всегда был воином Идеи, готовым рваться вперёд.
Ещё тогда журналистом-международником, когда вошёл в столицу Никарагуа - вместе с первыми отрядами партизан-сандинистов.
И верность Идее, конечно - пронесенная через десятилетия, вызывает чувство искреннего восхищения.
Лично я впервые увидел Анпилова в октябре 1989 года, на марше против закона о частной собственности, который устроили убежденные коммунисты (тогда уже диссиденты, с точки зрения "флюгерского" руководства КПСС). В этой акции приняли участие и такие "отмороженные" левые национал-патриоты, как я. Понимая, что, сама по себе частная собственность, но в каких-то границах, необходима, мы уже знали или предчувствовали, что нам готовят именно грабительский капитализм - со всеми этими приватизациями и бандитским разгулом 90-х. Это была отчаянная и последняя попытка до кого-то достучаться. Когда шли по тогдашнему Калининскому проспекту, то очень даже в тему было увидеть рожи сытых "кооператоров" (спекулянтов товарами от государства, на самом деле) - когда мимо них проходили демонстранты с лозунгом - Долой "кооператоров". Чувство страха, презрения и ненависти - это то, что мы потом увидели в 90-е.
Но я удалился от темы. Анпилов был душой этого немногочисленного, но очень эффективного шествия - от площади Маяковского до Арбатской. Он великолепно (по тогдашним меркам) использовал мегафон, кричалки и обращалки, произнёс пламенную речь, был совершенно обаятелен в личном общении.
Некая "пролетарская огрубленность", которая так многих раздражала в нём (Е. Киселёв сравнил его с Шариковым), возникла, на мой взгляд (может ошибочный) потом. Виктор Иванович, человек блестящего советского образования, попытался встать на уровне с теми, кого он должен был защищать. На уровень с рабочим классом - а уровень этот был сильно выдуман пропагандой и просто абстрактной левой философией. Кстати, он не низкий, просто иной, но искажён призмой "интеллигентских" шаблонов.
В любом случае, он не потерял свой интеллект и своё обаяние человека Идеи.
Да, возможно было многое. Чуть-чуть не был создан мощный красно-коричневый фронт тройки - Анпилов-Баркашов-Лимонов. Это могло бы перевернуть всю политическую систему.
И это было бы почвенно - тогда.
Нечто подобное будет, но только уже на другом уровне, не на партийной базе, и с другими руководителями.
Несокрушимая Правда - Государства и Общины - Правой и Левой - их "противоречивые" вертикальные и горизонтальные энергии - ещё соединятся в солнечном, творческом синтезе. (http://zavtra.ru/blogs/pravaya_levaya_i_tcelostnost_)
Виктор Иванович, спите спокойно. Вы прожили хорошую, красивую и интересную жизнь.
ЗЫ. И мощно написал в своё время Александр Гельевич - http://barron-reeck.chat.ru/dugin/dugin002.htm
Garfild

Совет и Советы

В разных фантастических романах описывается некий всемирный, наднациональный Совет (Стругацкие, Тупицын и др.). Один из идеологов «постиндустриализма» Э. Тоффлер писал о грядущем Всемирном совете глобальных корпораций, который и станет «мировым правительством». Очевидно, что это будет своеобразным венцом «парламентаризма» и, вообще, коллегиального правления.
Традиционный принцип предполагает верховенство Одного, чья власть символизирует Единого Бога, Творца, Абсолют. Анти-Традиция всегда противопоставляла этому власть множества (кстати, именно для её оправдания и нужен был «языческий» политеизм). Эту власть часто сегодня называют демократией, но это, понятное дело, пропагандистское прикрытие. На самом деле, речь идёт меньшинстве – множестве продвинутых элитариев. К слову, Зевс инверсивной эллинской традиции (https://a-eliseev.livejournal.com/1848345.html) был именно что выбранным богом. Элитарное множество часто выдвигает из своей среды некоего «верховника», рассматривая его как свою проекцию. Другое дело, что сам «верховник» может обернуться против элитариев, вступив с ними в жёсткую схватку. Наиболее яркий пример – Сталин, который был выдвинут партийной олигархией, но потом попытался избавиться от неё.
Итак, в оптике Традиции верховная власть принадлежит Одному, который как бы содержит в себе Множество. (Подобно тому, как оно находилось внутри изначального, тотального Субъекта, Первочеловека, Адама, Пуруши - http://zavtra.ru/blogs/neoobschinnaya-revolyutsiya). Однако, свою власть должно иметь и множество, понимаемое как некое национально-политическое целое. И поскольку оно есть именно множество, то и власть его должна быть множественна. То есть, речь нужно вести не об одном Совете, который всегда будет норовить встать на место Одного, но о множестве Советов. На местах власть вся власть должна принадлежать им - и только им. Только так и можно создать настоящую демократию, она возможна лишь на малых пространствах, где люди хорошо знают друг друга. Примерно три тысячи волостных общин с их всевластными Советами – вот вам и реальная демократия. А над ними – Самодержец, который выступает как верховный арбитр, не позволяющий одним группам угнетать другие группы (так же он, как Глава Войска, не позволяет внешнему врагу угнетать свою страну). Г. Хохряков, в своё время, охарактеризовал традиционную Россию примерно так – тысячи крестьянских республик под сенью Самодержавия. Вот такую Россию и надо возродить – конечно, на новом уровне, без всяких капиталистических и бюрократических наслоений-средостений. (Некогда впс представил примерную модель функционирования волостных республик - http://www.proektnoegosudarstvo.ru/publications/new_cities_country)
При этом, не нужны никакие посредники в виде более крупных образований, они станут только бюрократическим средостением. Только мелкие образования, с их высокой внутренней коммуникацией. Не нужен также и Совет, пусть и законосовещательный. Он всегда будет стремиться отхватить часть власть как у Царя, так и у Советов, стать всесильным и хитросделанным посредником. А вот что необходимо – так это периодически (или по особому случаю) созываемые Съезды Советов. Или Земские Соборы – назвать можно по-разному, а можно и применять одновременно оба названия. Каждая община посылает одного из своих представителей на Съезд (Собор). Там происходит гласное и свободное совместное обсуждение разных важных проблем, составляется пакет мнений, который и доносится до Царя. А потом каждый возвращается в свои общины и всё – работать, как и прежде, на своём месте.
В общем, Царь и Советы. Само собой, это дело нескорое, необходима долгая работа по возрождению общинного духа (с одновременной оптимизацией демократической президентской республики).
Теперь, что касается грядущего мирового Совета, чья власть не обязательно распространится на всю территорию земного шара. Корпорации, которые его сформируют, сами не способны управлять административно-политическими процессами. Они доверяли (и пока ещё доверяют) это бюрократии и политикам. Но как-только национальные бюрократии будут ликвидированы и власть открыто перейдет к транснациональному капиталу, то начнётся грандиозная анархия. И тогда всех переиграет один из сверхэлитариев, который провозгласит себя всемирным монархом (при опоре на мировую синкретическую квазирелигию). Он и будет лжемессией, антихристом. И тут уже анти-Традиция полностью трансформируется в контр-Традицию, в Великую Пародию (вспомним, что враг рода человеческого – великий Пародист, обезьяна Господа Бога.) Но, как известно, и ему будет отведен недолгий срок.