February 2nd, 2017

Garfild

Социальная мистика Народа

Максим Медоваров (ФБ) цитирует А. Дугина, говоря об утверждении конструкций Х. Фрайера («Революция справа»): «Народ отсутствует в идеологиях Нового времени, его нет в либерализме, там главный субъект - индивидуум. Нет в коммунизме – там главное класс. Нет и в фашизме – здесь акцент ставится на государство. Все это остается в XX веке. Сейчас же из-под заносов выбирается нечто забытое или вообще никогда не учитывавшиеся – Народ. Это и не просто сумма индивидуумов, и не классы, и не граждане с паспортом и пропиской. Это нечто живое, органическое, цельное, постоянно меняющееся, избегающее строгих определений… Народ ни левый, ни правый. Он одновременно и за порядок, и за свободу, и за державу, и за социальную справедливость, и за могущество, и за непрерывный праздник. Народ легко соединяет противоположности, даже не замечая их. Народ живет по особой логике, которая не имеет ничего общего с нормативами современной политологии или социологии. Народ всегда не такой, как о нем думают. Он не дает себя вычислить, подсчитать. Он исходит из иной логики, нежели логика Просвещения и обществ Модерна. В каком-то смысле он очень древний, этот Народ. Он питается соками вечности».
Великолепно сказано! Возразят, а как же «нация»? На мой взгляд, тут всё дело в трактовке. Сейчас под нацией понимают именно «политическую» нацию, она же и «гражданская» - тут разницы никакой, чтобы ни говорили. Суть одна – «гражданство по паспорту». Идентичность здесь формально-юридическая, нация – есть коллектив граждан, правовая общность. Совокупность индивидуумов, обладающих определенными правами и окрашенная (более-менее) ярко в какие-то этнокультурные цвета. Собственно, всё здесь сводится к одному уровню, формально-юридическому. То есть, во главе ставится всё тот же индивидуум – всё в рамках либерализма.
Но нацию можно и нужно трактовать как сообщество родственников, как некий единый организм, как определенный род. Кстати, само слово «nation» так и переводится – («народ»). Народ, собственно это и есть большой Род. Поэтому, родовая трактовка и будет возвратом к изначальному смыслу слова.
Нация – это и Род, это и Община – коллектив родственных людей, занимающих определенную территорию – Большое Пространство. В традиционном обществе она состоит из разных общин, что делает её не собранием единиц (зависящих от организованных групп – предпринимательских, партийных, бюрократических), но совокупностью структурированных сообществ. При этом, у каждой общины есть своя Почва, своё «малое пространство», в рамках которого только и возможна настоящая демократия, реальное самоуправления. И таковым пространством не обязательно является территориальная округа, речь может идти о предприятии, тогда община принимает форму артели.
Община – многомерна, она включается в себя самые разные уровни – духовный, политический, экономический, культурный, каждый из которых – равноценен. Такова община «малая», такова и «община общин» - нация, народ. Все эти уровни холистически интегрированы в одну органическую целостность, которая и впрямь (по Фрайеру) не подлежит какому-то одному определению. Здесь «апофатизм», напоминающий описание Божественного: Абсолют есть не это и не то, но он же есть и то, и это. Не случайно единым богом славяно-русов был Род, точнее это было одно из его имён.
Тут, конечно, есть опасность «языческого» обожествления нации. Но опасности поджидают нас повсюду, а наличие множество наций препятствует самому опасному обожествлению - всего человечества. Здесь своя сложнейшая диалектика, и надо помнить, что «апофатический» народ – некий земной образ Божества. И этому образу, конечно, нужна своя Личность – Государь. А это уже тема отдельного разговора.