January 29th, 2013

Garfild

Бенито, Бенито, как ты накуролесил....

"Чёрный крест на груди итальянца -
Ни резьбы, ни узора, ни глянца.
Небогатым семейством хранимый
И единственныйм сыном носимый...
Молодой уроженец Неаполя!
ЧТо оставил в Россиии ты на поле?
Почему ты не мог быть счастливым
Над родным знаменитым заливом?
Я, убивший тебя под Моздоком,
Так мечтал о вулкане далёком!
Как я грезил на волжском приволье
Хоть разок прокатиться в гондоле!
Но ведь я не пришёл с пистолетом
Отнимать итальянское лето,
Но ведь пули мои не свистели
Над священной землёй РАфаэля!
Здесь я выстрелил! Здесь, где родился,
Где собой и друзьями гордился,
Где былины о наших народах
Никогда не звучат в переводах.
Разве среднего Дона излучина
Иностранным учёным изучена?
Нашу землю - Россию, Расею -
Разве ты распахал и засеял?
Нет! Тебя привезли в эшелоне
Для захвата далёких колоний,
Чтобы крест из ларца из фамильного
Вырастал до размеров могильного...
Я не дам свою родину вывезти
За простор чужеземных морей!
Я стреляю - и нет справедливости
Справедливее пули моей!
Никогда ты здесь не жил и не был!
Но разбросанов снежных полях
Итальянское синее небо,
Застеклённое в мёртвых глазах".
М. Светлов
Garfild

О "внешних центрах"

«ОККУПАЦИЯ» ИЛИ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ?
Александр ЕЛИСЕЕВ
В державно-патриотической среде до сих пор принято рассуждать по старинке. Там представляют себе ситуацию следующим макаром – есть некий внешний центр влияния в лице мощной державы, которая навязывает свою волю иным странам, в том числе – России. И таким центром, всё по той же «старой-доброй» логике, являются США – звездно-полосатый лидер однополярного мира. Однако, вот ведь какая загвоздка – сейчас время глобализации, когда «невидимая рука рынка» смешивает-перемешивает разные страны и народы, делая их всё более зависимыми друг от друга. РФ ведь то же «есть что сказать» - в плане экспорта углеродов, да и не только. И Запад, в определённом плане, зависит от неё не менее, чем она от него. Иными словами, роль государства (государств) неизбежно снижается, а на первое место выходят разные «внутринациональные» финансово-экономические группы. И политические элиты разных стран раскалываются по новому признаку, выбирая отношение к разным моделям встраивания в глобальный капитализм. Говорить тут о каком-то монолитном национально-государственном центре не представляется возможным.