January 11th, 2012

Garfild

Непустители-2

Продолжим разговор про охранителей-непустителей и про поиск альтернативы. В настоящее время непустители испытывают острый дефицит позитива. Надежда на «режим», который «опомнится» и «наведет порядок», тает прямо-таки на глазах. Вообще складывается такое впечатление, что одна верхушечная группа готовится сдать власть другой, и речь сегодня идёт об условиях сдачи. Показательно, что верхи озвучивают программу либерализации, то есть, никакого сдвига в державно-патриотическую сторону нет – и не намечается. Так, планируется возродить прямые выборы губернаторов, что только усилит региональные кланы. (В этом плане показателен ответ кировского губернатора Н. Белых премьер-министру В. Путину.) А облегчение процедуры регистрации партий, несомненно, приведет к созданию большой либеральной партии, которая получит грандиозные финансовые ресурсы – чем и будет выгодно отличаться от других новых партий – националистических и левых.
Это – реал-политик. Но не менее шаткая ситуация сложилась в области идеологии. Непускатели всегда склонялись к монархии и/или авторитаризму. Про первую сейчас особо распространяться нет особого смысла, ибо для неё просто нет условий. Монархия вырастает из традиционного общества, являясь его государственной вершиной. И если такого общества нет (а его, как очевидно – нет), то любая реставрация станет всего лишь профанацией, а «монарх» - игрушкой в руках олигархии. Традиционное общество может возродиться на новом уровне (как - это отдельный разговор), но произойдёт это не сегодня - и даже не завтра.
Авторитаризм – это другое дело, он плоть от плоти Модерна, так что его можно было бы рассматривать как политическую возможностью. Но в том-то всё и дело, что само общество уже переросло индустриальный Модерн и вступило в новое качество, характерное для информационной эпохи. Авторитаризм – порождение индустриализма, с его фабрично-конторской дисциплиной. Здесь массам навязываются какие-то идеи и решения, причем никакого реального обсуждения не происходит (за исключением самого-самого верха).
Представительная демократия потоньше – при ней создаётся иллюзия обсуждения. Хотя верхи все равно решают за массы – в своих элитных клубах и ложах. Принцип, однако, тот же – поэтому между авторитаризмом и представительной демократией никакой сущностной разницы нет. Просто последний используется тогда, когда имитация разномыслия становится невозможной. Глубокий кризис делает очевидным весь окружающий обман – и массы проникаются этой очевидностью. Тогда одна из радикальных (националистических или коммунистических) группировок Модерна приводит массы к повиновению. Но потом, когда общество успокаивается, происходит неизбежный возврат к представительной демократии «посредников» - с её великой ложью.
Так было - в индустриальную эпоху, когда у человека «из большинства» просто не было возможности донести свою точку зрения до большого количества других людей. Интернет такую возможность предоставил – и теперь каждый может «издавать» своё собственное СМИ (вести блог), причем, не затрачивая на это ни копейки.
Мировая элитка сразу же оценила возможность интернет-связи, использовав социальные сети во время «арабской весны». Однако, Интернет можно использовать и для организации антиплутократических революций. Собственно, так и произошло в Америке, где возникло низовое движение за «оккупацию Уолл-Стрита». А в Исландии социальная революция уже победила – там написана новая Конституция, согласно которой страна будет жить в условиях прямой, электронной демократии. (Показательно, что и в одном, и в другом случае народ разошелся с политиками всех сортов, выразив своё недоверие касте «посредников».)
Элитка отлично понимает всю опасность сложившегося положения и явно готовится свернуть западную демократию, которая становится непозволительной роскошью.
Collapse )
Garfild

Полковник популярен и поныне

Garfild

"Да, скифы - мы!"-2