December 23rd, 2010

Garfild

Абсолютная республика

«Классическая» президентская республика (даже такая «клёвая», как в Белоруссии) есть то, что должно быть преодолено. Хотя, она и выгодно отличается от парламентской республики и, тем более, конституционной монархии. Но как монархия должна быть самодержавной, так и республике полагается быть абсолютной. Необходимо, чтобы президент (название в данном случае неважно) был, действительно, максимально зависим от народа, а не от парламента, партий, крупных корпораций и бюрократических кланов. Как бы ни был силен президент, какими бы полномочиями он не обладал, но разнообразные верхушечные группы неизбежно блокируют его решения или исказят их. На выходе все равно получается олигархическая республика.
А республика нужна национальная. И мне она видится примерно так. Президент наделяется огромными полномочиями, однако, и народ получает возможность легко и быстро отстранить президента от власти, а также регулярно высказываться по любым важным вопросам. Это происходит во время интернет-референдума, для проведения которого необходимо собрать подписи относительно небольшого количества пользователей - скажем, 50 тысяч. При этом каждый совершеннолетний гражданин регистрируется в Сети, получая электронный паспорт. (Тот, кто не желает быть гражданином электронной республики, лишается избирательных прав.)
Мощный властный ресурс позволяет президенту регулировать отношения между разными социальными группами, выражая интересы всей нации. При этом жесткий контроль народа заставляет его вертеться, не замыкаясь на себе, своем окружении ли какой-то властной группировке. Это монарх может позволить себе не доказывать свое право на власть, а избранный правитель обязан делать это ежесекундно. Но доказывать он должен не влиятельным группам плутократов или бюрократов, а именно всей нации. Кстати сказать, эта необходимость прямого обращения к народу диалектическим образом укрепляет власть правителя. Так, он может мобильно, в течении нескольких часов напрямую обратиться к нации и попросить ее «разобраться» с какими-то лобби, которые давят на верховную власть.
Конечно, разные группировки будут пытаться использовать интернет-голосование в своих интересах. Для того, чтобы у них ничего не вышло, нация должна быть организована. Но только не посредством партий, в которых состоит меньшинство, и которые представляют, в первую очередь, себя и своих спонсоров. Партии должны быть уравнены в правах с профсоюзами, общественными организациями и т. д. При том неизбежно и резко возрастет роль как отдельных личностей (блогеров), так и небольших сообществ по интересам. Политическая активность будет перенесена в Интернет, где можно великолепно обойтись без финансовых вливаний, которыми пользуются влиятельные партии и печатные издания. (Что же до «ящика», то он неизбежно станет придатком Интернета.)
Парламент здесь играет довольно скромную роль. Да, нужно собрать уважаемых людей (от общественных организаций и территорий), чтобы их послушать и дать поработать вместе в одном здании. Что-то интересное получится, конечно. Но назначать и смещать никого нельзя, а также законы принимать (запросы делать - пожалуйста). С законодательной инициативой выступать можно. Но с ЗИ могут выступать и группы граждан. Президент может наложит вето на закон, но обязан все равно подписать определенный закон, принятый во исполнение решений референдума. А референдум может отклонить закон в редакции президента.
Ну, и, конечно, создание электронного чиновничества, при котором роль управленца низводится до роли техоператора. А также децентрализация, отказ от крупных регионов в пользу небольших самоуправляемых районов.
Подчеркну, что лучше всего - самодержавная монархия, с такими же - электронным чиновничеством, местным самоуправлением, социально-профессиональным представительством, опросами и т. д. (Конечно, без права смещать правителя.). Но до нее еще надо долго идти. И я считаю, что лучший путь здесь пролегает через абсолютную республику.
Garfild

Никакого отношения

"Ефимова Л. М. Сталин и Индонезия : политика СССР в отношении Индонезии в 1945-1953 годах: неизвестные страницы. – М. : МГИМО-Университет, 2004. – 183 с.
Несколько лет назад Л. М. Ефимова собрала уникальные документы из личного архива Сталина, в корне опровергающие ранее существовавшие концепции относительно российско-индонезийских отношений в период правления Сталина. В частности, западные специалисты долгое время полагали, что в восстании 1948 в городе Мадиуне четко прослеживается рука Москвы. Тогда коммунистическая партия Индонезии была разгромлена, однако документы, написанные рукой Сталина, свидетельствуют, что СССР к этому восстанию не имело никакого отношения".

Тут надо бы вспомнить о том, что Сталин всячески сдерживал революционно-коммунистическое движение в Европе. Был против победы китайский коммунистов и вторжения войск КНДР на Юг Корейского полуострова.
Иосиф Виссарионович всегда мыслил и действовал как прагматик-государственник - он не желал, чтобы СССР был этакой базой для глобальной революции, "растекаясь" по всей планете. И уж когда приходилось лезть в какую-то далекую бучу, то он вёл себя максимально прагматически - как, например, в Испании (в отличие от Гитлера и Муссолини).
Garfild

Собянина не так поняли