March 17th, 2010

Garfild

В. Штепа на Правой

Garfild

В тисках негатива

В нулевые стало очень модным выпускать динамичные боевички про Великую Отечественную, в которых показаны два зла. Первое зло (далеко не самое ужасное) - это немецкие оккупанты, которые убивают, мучают и грабят. Второе зло (самое крутое) - это советские административно-репрессивные органы (собственно говоря, государственный аппарат), которые не доверяют, сажают и убивают. Почему второе зло круче? Потому, что речь идет о силе, не просто злой, но абсурдной. Она уничтожает своих же, она безумна, но в то же время дьявольски хитра и великолепно организована. Именно таким изображается сталинское государство в нынешнем военном кинематографе. В этой оптике армия и народ выглядят как атомизированное множество несчастных людей, зажатых двумя гигантскими, организованными, инфернальными силами. То есть, налицо дегероизация истории. Возникает вопрос - зачем выступать против одной силы, когда другая ужаснее. Героизм, в данной оптике, выглядит чем-то уважительным, но не нужным.
Понятно, что Победа здесь вольно или невольно обесценивается. И хоть сверху пытаются создать нечто вроде ее культа, выходит обратное. Нельзя возвеличить Победу и разоблачить сталинское государство. Либо одно, либо другое. Но у нас этого просто не понимают, а потом удивляются - откуда появляется столько почитателей власовщины и полицайщины.