January 20th, 2009

Garfild

Мутные войны

Все эти газовые войны оставляют какое-то сумбурное впечатление. Нет полной ясности, кто же в них побеждает. Спорщики забрасывают друг друга разными цифрами и предположениями. У меня-то мнение есть - победил Кремль. Но все дело в том, что экономические победы неочевидны. И здесь все как-то абстрактно - в отличие от политики. Там победа очевидна и бесспорна. Ясно - какая армия разгромила какую, и какой политик стал президентом. Нечего и спорить.
Хотя, безусловно, и в политике есть подводные течения, но это уже другая проблема. Сам результат очевиден, незаметны (зачастую) истинные творцы этого результата.
Вообще, тут есть некий тревожный символизм. Сражение идет за сырье - за летучий газ, за жидкую нефть. А сырье символизирует изначальную первоматерию, субстанцию, из которой была сотворена материя вторичная ("мир вещей"). Это очень абстрактная и аморфная среда. Генон писал, что она непонятна потому, что в ней просто нечего понимать.
Сырье, сырое - это нечто простейшее и первичное, которое потом используется в нуждах производства или для обогрева людей. Сегодня ему придается гигантское значение. И это в 21 веке, в "эпоху тончайших технологий", в предверии "постиндустриального мира" и т. д. Как-то странно.
На самом же деле, ничего странного. Сам по себе капитализм - такой же мутный и аморфный. Это строй, погрясший в количественных абстракциях, в каких-то виртуальных игрищах с реальностью. Разного рода ценные бумаги и карточки, финансовые пирамиды и проч. - много ли здесь конкретики, определенности? Такая же летучесть, такая же ликвидность, как и у сырья.