April 21st, 2008

Garfild

Еще раз о двоевластии

НОВЫЕ ДЕВЯНОСТЫЕ?
Либеральный реванш как побочный эффект
Где-то с осени 2007 года «охранители» все более уверенно и печально говорят о «реванше либерализма».
Причем, этот самый реванш часто связывают с фигурой нового президента России Дмитрия Медведева. Многие государственники упорно подозревают его в прозападном либерализме, противопоставляя Владимиру Путину, чье правление проходило под знаком отхода от курса 90-х.
Надо сказать, что государственно-патриотические критики Медведева и правы, и не правы одновременно. Охранительное чутье их не подводит: новое правление действительно чревато либеральным реваншем и возвратом к девяностым. Другое дело, разродится ли само «чрево»… Но это именно чутье, а вот понимания механизмов грядущего политического переворота нам все-таки не хватает.
Дело, конечно, вовсе не в каком-то особом либерализме Медведева. Мне он представляется неким мифом, который родился из бездны «патриотического» отчаяния наших охранителей. Они хотели дальнейшего крена в сторону авторитаризма и консерватизма: «третьего срока», как минимум, а как максимум — вождя и даже царя. Ну, или уж хотя бы очередного силовика в Кремле. А им предложили юриста — без какой-либо брутальной «изюминки». В результате, произошел эмоциональный срыв, выразившийся в жесточайшей критике Медведева как жесткого либерала. В действительности же ничего особо либерального в позиции Медведева нет...
Судя по всему, наверху нет никакой воли к откату в 90-е. Но это еще не значит, что невозможен сам реванш. Он может произойти против воли правящей элиты, но благодаря некоторым ее управленческим маневрам.
Garfild

Коминтерн против масонства

В 1930-е гг. масонам удалось в значительной степени укрепить свое положение в Юго-Восточной Европе... Большую роль в этом процессе сыграла массовая чистка руководства коммунистических партий этого региона и коминтерновских организаций, осуществленная сталинским режимом".
А что, получается вполне логично. Коминтерн, как наднациональная идеократическая организация, видел в масонстве главнейшего конкурента. Отсюда и борьба с масонскими ложами, к которой были подключены советские спецслужбы. Сталин, как представляется, на этой борьбе пытался сыграть (это было одним из самых излюбленных его приемов). Причем, КИ беспокоил его намного больше, ведь в долгое время именно Коминтерн правил СССР, использовав его как "государство-дубинку" в борьбе с "мировой буржуазией" (объединенной в ложи). (См. "Глобализм: победа как поражение". Глава "Два центра красного глобализма".) Возможно, что именно эта чистка и сдерживала масонство от того, чтобы навалиться на Сталина, обеспечивала нейтралитет. Может быть, даже ему кое-кто маленько и помог.
Коминтерн имел наибольшие возможности для свержения Сталина. И если бы он победил, "масонские демократии" Запада пошли бы даже на союз с нацизмом и фашизмом. (Тем более, что и "правых" масонов тоже хватало.) Мы получили бы единый западный фронт против России.
Тут весьма интересна роль Г. Димитрова, долгое время бывшего лидером Коминтерна. Не случайно, именно он резвее всего нападал на масонство. И, кстати, он же после войны вел какие-то непонятные игры с И. Тито, который первоначально возмущался Сталиным за то, что тот отшел от идеалов мировой революции и сделал выбор в пользу "великодержавного шовинизма". Есть данные, что Тито с Димитровым хотели создать Балканскую Федерацию. Не удивлюсь, если речь шла о возрождении коминтерновщины.