January 13th, 2007

Garfild

Идеократия как товарность

А ведь любая идеократия (не сказать бы идеология) есть вещь сугубо рыночная. Имеет место быть элемент обмена. Идея - производится людьми для общности. А общность есть нечто нерукотворное. Нация, Родина, Страна, Семья - все это и человеком создается, но лишь в малой части. А так - все это - великая данность, и дана она свыше. Поэтому факт рождения и рассматривался в традиционных обществах как нечто обязательное. Это теперь можно с легкостью и с чистым сердцем менять страны.
А что облегчило этот процесс? Идеократия и даже идеология. Любая идеальная конструкция говорит нам о том, что должно быть, как человек может своими ручками загнать нерукотворность - да подороже. И тем самым обесценивает то, что уже есть. Значит ради этого "должно" - можно менять то, что "есть". И фактов в истории - куча. Люди часто предают Родину во имя Идеи. Этакая идеалистическая купля-продажа.
Поэтому идеология традиционализма должна быть антиидеологией. Здесь на первый план должна быть поставлена данность - то, что есть. Иначе говоря, те моменты, которые подчеркивают неизменность человека - его национальность, его гражданство и т. д. А изменяемость призвана лишь усилить эти моменты. Это изменяемость не самого вида, а внутри вида.
Garfild

Послевоенная узурпация

Очень интересный текст Константина Крылова: "Зато после 1945 года ситуация круто поменялась. Из эвакуации вернулись интернационалисты, расселись по кабинетам, ну и, разумеется, первым делом занялись скручиванием голов «вонючим Ванькам», которые за войну попёрли куда не следует. Сталину быстренько объяснили, что советский солдат, видевший Европу, опасен, потому что, повидав настоящую жизнь и к тому же гордый победой, он может захотеть поквитаться за коллективизацию и индустриализацию. "Народишко возгордился" и "надо его поприжать".
У меня, кстати, давно уже сложилось впечатление, что после войны партийная верхушка задвинула Сталина на вторые роли, сорвав все планы преобразований. А эти планы были. В 1948 году намечалось провести 19 партсъезд и принять новую программу. Проект поручили подготовить русофилу Жданову. Текст проекта сохранился в архиве, его анализируют Данилов и Пыжиков в мощной монографии "Рождение сверхдержавы". Так вот, проект предполагал полную дебюрокартизацию СССР. Предполагалось включить в управление СССР всех его граждан (само управление предлагалось постепенно свести к регулированию хозяйственной жизни). Все они должны были, по очереди, выполнять государственные функции (одновременно не прекращая трудиться в собственной профессиональной сфере). По мысли разработчиков проекта любая государственная должность в СССР могла быть только выборной, причем следовало провести всенародное голосование по всем важнейшим вопросам политики, экономики, культуры и быта. Гражданам и общественным организациям планировалось предоставить право непосредственного запроса в Верховной Совет.
Понятно, что Жданов никогда не подготовил бы такого проекта, не будь он уверен в поддержке Сталина. Однако, съезд так и не провели, преобразования не получилось, гайки завернули, а Восточную Европу коммунизировали (хотя первоначально этого не предполагалось). Верхушка, несомненно, саботировала все реформаторские начинания Сталина, пользуясь и обстоятельствами холодной войны и тем, что Сталин перенес два инсульта - в 1945 и 1947 годах. Кстати, преобразования сорвали уже во второй раз, в первый раз это произошло в 1937 году, когда в стране развязали страшный террор - вопреки Сталину.
А так - мы жили бы совсем в другой стране. Судя по всему, во время войны Сталин серьезно увлекся идеями славнофильства (здесь можно был найти и самобытный русский социализм, и самобытную демократию). К примеру, 28 марта 1945 года он заявил: "Мы, новые славянофилы-большевики, стоим за союз славянских народов. Вся история жизни славян учит, что этот союз необходим для защиты славянства". Говорят, что все эти сталинские реверансы в сторону русских и славянства делались с целью поднять народ на борьбу с Германией, но в марте 1945 года смысла в такой вот хитрости не было никакого.