November 30th, 2006

Garfild

Шампанская революция

Меня всегда поражает – как рано у нас начинают готовиться к Новому году. В метро уже все заклеено рекламой с Дедами Морозами. В России к НГ готовятся месяц, потом празднуют полмесяца. Причем – два раза. Вот уж действительно – самый общенациональный праздник, куда там всем остальным.
Люди рассматривают НГ как некий конец «невыносимого бытия» со всеми его заботами и хлопотами. Год кончился – и все кончилось. Все начинается с чистого листа. Происходит гностическая революция, и человек «освобождается» от «гнета демиурга». (На самом деле истинная свобода от тягот мира заключается в обращении к Богу, а не в бегстве от материи.)
Разумеется, все это происходит на символическом уровне. В реальности нет ни революции, ни конца бытия. Все спрятано (и надежно спрятано!) в символы. И этот символизм позволяет людям обходиться без реальной гностической революции. Они просто канализируют энергию отрицания в мощную пьянку и безудержный карнавал.
А вот в 1917 такая гностическая революция («разрушим до основанья») как раз и произошла. И все были пьяны без алкоголя, которого, впрочем, хватало. Карнавал же принял вполне кровавый характер. (Почему в России произошла гностическая революция – вопрос особый, тут все уходит в глубь веков.)
Не удивительно, что большевики запретили праздновать Новый год. Они увидели в нем очень мощного конкурента. И так же не должно удивлять, что Сталин разрешил НГ – с гностической революцией заканчивали.
Теперь она происходит не под залпы «Авроры» и выстрелы красногвардейцев, а под хлопки шампанских пробок и взрывы петард. В самом деле, в ночь с 31 на 1 как будто война начинается, пальба идет дикая. «Зимний» (действительно – зимний!) берут! Уря!