November 12th, 2006

Garfild

Граница на замке

Всегда кривило от этого сверхэстетского - "национальная ограниченность". Да, ограниченность. Граница (ограниченность) - нужна, она необходима. Без нее одну страну пожрут другие страны, а затем в этой "Большой Жратве" переварены будут все. Победят те структуры, что желают страны и государства, как таковые, уничтожить. Слить в одну безвидную, без вкуса, цвета и запаха, общечеловечность.
Без ограниченности, что так пугает продвинутых прогрессистов, Реальность стала бы чистой воды безвидным хаосом. Тем самым первобытным хаосом, из которого был создан оформленный мир. И очевидно, что разного рода космополитические проекты ставят своей целью ревизию космологии, пересмотр творения. Космополитам важно демонтировать все границы в нашей реальности, слить все виды воедино. Они воспринимают докосмический хаос, как некое посюстороннее божество, которое ограничено разного рода видами и формами. И эти виды необходимо разрушить с тем, чтобы высвободить хаос и приобщиться к беспредельной, изначальной свободе. Тут имеет место быть некий онтологический либерализм, который зачастую продолжается в либерализме политическом. Отсюда и тот космополитизм, присущий некоторым (но не всем) либеральным проектам.
И граница всегда играла роль священного начала. Богатыри русские обитают на границе. На Заставе. Там - Рубеж. Засека. Вспомним и Брестскую крепость, ту ярость с которой сражались пограничные отряды. Если же брать философию, то Граница с жуткой силой защишает "вещь", "форму", "вид". Не будь волевого ограничивающего начала, и бытие превратилось бы в морожное на летнем солнце. Все слилось бы со всем.
Garfild

Цветовые войны

Вудит неплохо проехался по разного рода мистикам-люциферианцам. Показательно, что один из персонажей позиционирует себя как, прежде всего, белого – в расовом смысле. Белая раса превыше русской нации, ага. Что ж, арийский космополитизм – в чистом виде. Но дело даже не в этом. Пришла мысль о том, что ставить белый цвет в России на первый план – проигрышно. Это блестяще показывает пример Белого движения, которое, кстати, стояло на позициях национал-демократии. Оно и создано было национал-оранжистами Алексеевым и Корниловым, активно участвовавшими в предательском Февральском перевороте. Белый цвет проигрывал красному символически. Дело в том, что слово «русский» этимологически связано со словом «красный» и, скорее всего, от него же и произошло. В этимологических словарях «русский» тождественно слову «русый», которое, в свою очередь, означает не столько «белый», как думают многие, а «ярко-красный», и даже «рыжий». Так, в словаре А. Г. Преображенского «рус(ъ)», («руса», «русо», «русый») означает «темно-рыжий», «коричневый» (о волосах). Ему соответствуют укр. «русый», словац. «rus», «rosa», «rusa glava», бел. и серб. «рус», чеш. «rusy». (Преображенский А. Г. Этимологический словарь русского языка. М., 1910-1914. Т. 2. С. 225.) М. Фасмер приводит словен. «rus» в значении «красный». (Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М. 1971. С. 521.) О красном «измерении» слова «русъ» писал в своем словаре И. И. Срезневский. (Срезневский И. И. Словарь древнерусского языка. М., 1989. Т.З. Ч.1.С.)Collapse )