October 27th, 2006

Garfild

Византийское содружество вместо Вавилона глобализации

Когда мы говорим о Византии (хотя правильно было бы говорить о Ромейской империи), то мы говорим о великом содружестве православных народов. Многие из них, например, русичи, не входили в состав Империи, однако испытали огромное и благотворное влияние византийской цивилизации. Ими признавалось церковное первенство Константинополя, а его базилевс почитался как вселенский император. (Кстати, имперское первенство Византии признавали и франкские короли из династии Меровингов). При этом, что характерно, национальные культуры не подверглись какому-либо ассимиляционному воздействию.
Возможно ли восстановить это великое Содружество? И, что для многих будет главным вопросом, нужно ли вообще задумываться над проблемой единства православных народов? Начну именно со второго вопроса, без ответа на который не имеет смысла отвечать и на первый.
Сейчас много говорят о глобализации, подчеркивая ее опасность для национальных государств и культур. При этом часто упускают из вида, что сила глобализации как раз и заключается в попытке соединить самые разные страны и культуры. Людям свойственно объединяться, причем на самых разных уровнях — как на личностном (семья, дружба), так и на политическом (государство, союз государств). И это вполне естественное стремление можно использовать в самых, что ни на есть, неблаговидных целях. Что, собственно говоря, и делают глобализаторы, стремясь ликвидировать все национальные различия и границы, сдерживающие рыночную стихию и коммерческие аппетиты. Таким образом и происходит объединение всех со всеми — без учета родства и схожести культур. Обычно ведь к объединению стремятся культуры родственные и схожие, но при нынешней глобализации сначала происходит искусственное навязывание одной (причем весьма обедненной и космополитизированной) культуры всем остальным — с последующей интеграцией.
Глобализации необходимо противопоставить как мощь национального государства, так и сложность межнациональных, но в то же время самобытных проектов. Надгосударственному «вавилонскому» проекту неплохо бы противопоставить надгосударственный «византийский» проект, ориентированный на «византийцев» — людей православной сверхкультуры. Таким образом, идея глобального объединения приобретает религиозную и социокультурную (цивилизационную) конкретику — без какого-либо нивелирования национальных культур и ущемления национальных суверенитетов.Collapse )