August 18th, 2006

Garfild

Август-1991 и «прибалтийская» альтернатива (к юбилею путча)

Говорить об истории в сослагательном наклонении – это всегда на грани неприличия. Причем порой за эту самую грань переступают - с легкостью необычайной. И, тем не менее, говорить в данном наклонении можно и нужно. История, что ни говори, а все-таки повторяется. Следовательно, повторяются и упущенные варианты развития. Поэтому не такое уж это и бесполезное занятие – разбирать упущенные альтернативы.
В 1990-1991 годах у СССР было, пожалуй, три возможных пути трансформации. Первый мы все очень хорошо представляем, ибо по нему нам и довелось пройти. Это не самое приятное путешествие назвали «демократическими реформами», хотя имел место быть дикий рыночный либерализм. По этому пути страну повела команда Ельцина.
Второй путь предлагала команда Горбачева. Это был путь конвергенции – постепенного и осторожного соединения капитализма и социализма в обновленной советской модели. Он предполагал реформирование всех областей жизни – как экономической, так и политической. И в этом отношении горбачевская советская модель существенно отличалась от модели дэнсяопиновской, китайской. В Поднебесной реформаторы начали с экономики, в политике же сохранили монополию компартии на власть.
У нас и сейчас есть много любителей поплакаться о том, как Союз упустил счастливую возможность сделать перестройку «по-китайски». Между тем, они сами упускают из виду то обстоятельство, что СССР времен Горбачева и КНР эпохи Дэн Сяопина стояли на разных этапах развития коммунистической идеократии.
Китай конца 70-х нужно сравнить с СССР середины 50-х годов. После смерти Сталина «китайский» вариант был вполне проходным. Мобилизационный аппарат сталинизма мог протащить страну через серию удачных рыночных реформ, ибо он еще сохранял свою мощь и убежденность. Собственно говоря, к такому варианту и склонялись такие аппаратные прагматики, как Берия и Маленков. Но победила идеократическая линия бывшего троцкиста Хрущева, который соединил некоторую либерализацию с разного рода революционными авантюрами (типа кампании «догнать и перегнать»).
Великий шанс был упущен, и партийно-государственный аппарат подвергся длительному разложению. В 80-е годы они уже никак не мог выполнять роль политического наставника общества. Вот почему приходилось реформировать уже все и вся. И тут Горбачева критикуют зря. Критиковать его следует за то – как он провел это всеобъемлющее реформирование.Collapse )