July 27th, 2006

Garfild

Оппозиция, которой нет

В России оппозиции нет, не было и рискну предположить, что никогда не будет. Как и сотни лет назад, как в 1913 году, так и ныне власть продолжает оставаться для русского человека священной (вне зависимости от конкретных ее представителей). А какая же оппозиция может быть священному? Возможно какое-либо несогласие с действиями власти, но покушаться на эту самую власть, пытаться ее захватить (пусть и трижды легальным путем) – это уже никак невозможно.
Отчего так cложилось разговор – особый. Тут надо погружаться в глубины нашей истории, причем к самым, что ни на есть, седым истокам. И Древняя Русь, и предшествующие ей праславянские образования, находились в крайне тяжелом геополитическом положении. Киммерийцы, сарматы, гунны, авары, хазары, печенеги, половцы – Степь постоянно выбрасывала в край славян-земледельцев все новые и новые «орды». В этих условиях только власть военного вождя могла спасти наших предков, уберечь их от уничтожения степняками (впрочем, врагов хватало и помимо воинственных кочевников). И княжеская (а позже и Царская) власть сделала чудо – славяне выдержали многовековой натиск враждебного мира. Нет уже больше ни одного из перечисленных выше племен, русское же племя живо. Вот почему любой правитель всегда будет восприниматься русскими как чудесный спаситель. И поэтому даже самая плохая власть для нас будет предпочтительнее самой «хорошей» оппозиции. Вот почему мы и стали Третьим Римом, восприняли и умножили священное наследство Византии. И я, как государственник, имею все основания гордиться моим Народом, а как националист – все основания гордиться моим Государством с его многовековой имперской традицией.
На Западе все было иначе. Здесь никогда не стоял вопрос о жизни и смерти. Власть воспринималась как орудие в руках разных ассоциаций - аристократических, клерикальных, торговых. Вот эти ассоциации и составляли оппозицию друг другу, всего лишь используя власть для защиты своих групповых интересов.Collapse )