July 18th, 2006

Garfild

Верность Царю

Откликаюсь на дату - убийства Государя и его семьи. УПД. Убивали не "гражданина Романова". По Основным Законам Росийской Империи даже и отрекшийся Царь продолжал оставаться Его ИМПЕРАТОРСКИМ Высочеством. Так что убивали именно Императора.
Жизнь последнего Императора "монархические" плаксы свели к его мученической смерти, невольно потворствуя тем самым недоброжелателям Государя, которые любят выставлять его слабым и безвольным человеком. Они забыли, что Николай II Александрович Царственный мученик, что он государственный деятель, возглавивший Россию в тяжёлое лихолетье нового Смутного времени. Потому чрезмерное внимание, уделяемое его мученичеству, уводит в тень державное, государственное значение монархии, и, в конечном итоге, бросает эту тень на самого Государя. Исполнение обязанности Царя не в мученичестве как таковом. Мучеником может стать любой. Но только Царь становится мучеником из-за того, как он управляет страной, ввиду того, что представляет главную опасность для сил ада. Николай II был опасен мировому злу, в нём оно увидело силу, которая сможет покончить с его властью. Возразят, что Царя убили в первую очередь потому, что он был Царь, потому, что надо было надругаться над самой монаршьей властью. Нет, дело не только в этом! Если бы Государь действительно был бы слабым, безвольным человеком, если бы даже он не был выдающимся Государем (выдающимся именно с государственной точки зрения), его превратили бы в куклу, послушную кукловодам из мировой закулисы. Таких кукол мы наблюдали преизрядно среди "монархов" и "дворян". Оппозиция требовала только одного - "ответственного министерства", при котором буржуазный парламент рулил бы "монархом". Но Государь до конца был против этой подделки, пародии на Самодержавие. Вот это и было бы подлинное надругательство над монархической властью. А так выстрелы в Ипатьевском доме прозвучали как бессильный визг разочарованного врага - Государь победил его силой своего духа, своей воли. Он не отдал на поругание монаршее достоинство, не пошёл на сговор с врагом, хотя большевики и предлагали ему сотрудничество (одобрение Бресткого мира).
Давно уже надо было бы создать именно героический образ Государя, показав его как человека "длинной воли". Идеал святого не потускнел бы оттого, что Царю отдали бы Царево, представив его как человека необычайно деятельного, как державного вождя русской нации. Историкам, подлинным историкам, а не нынешним академическим интеллигентикам, ещё предстоит в полной мере показать всю масштабность личности Николая II.
Уж сколько националистов (упустивших всё, что можно и даже нельзя упустить) изощрялось в критике Николая II, упрекая его в мягкотелости, в недостаточном противодействии революции. Так пусть им ответит видный коммунистический очеркист 20-30-х гг. М. Кольцов, не имевший никаких оснований любить самодержавие и Государя.Collapse )