May 25th, 2006

Garfild

Реальность, Космос и Социум

Если бы материя превалировала над духом, или же дух превалировал над материей, то никакой спор идеалистов с материалистами не был бы возможен в принципе. Все и так было бы ясно. Скорее всего, наше бытие двусоставно. В одной его части доминирует в дух, в другой – материя. В условном плане нашу Реальность можно разделить на Космос и Социум. Для Космоса характерно преобладание духа (души), ибо онтологически дух выше тела, вещества, материи. Но ведь сама реальность крайне противоречива, сложна, трагична. Поэтому должна быть область Космоса, которая бы отрицала его онтологию, усложняла бы Реальность. Таковой область и является социум (общество). И вот здесь уже доминирует именно материя. Отсюда – и торжество различных прогрессистких, бытоустроительных, потребительских идей. Социальная среда затягивают любую высокую, онтологически насыщенную мысль, превращая ее в нечто сугубо практическое.
Но было бы весьма ошибочным противопоставлять одну часть Реальности другой (как это часто происходит). Человек не случайно ведь отграничил себе особую зону Реальности, которая отличается от Космоса.Collapse )
Garfild

Нелогичные "отделенцы"

Все-таки требования отделить "чурочьи" земли от России мне не понятны. Допустим, что их отделяют сейчас. Что у нас "кавказских мафий" поубавится - да ничуть, государство то слабое. Даже, наоборот, еще какую-нибудь компенсацию выплатят отделенцам нехилую. Скажете - не будем вбухивать средства в кавказы - да будем, и кабы еще не больше! Ведь это выгодное для многих дело.
Теперь представим, что в России устанавливается сильная русская власть. Но если она сильная, то порядок то можно навести без всяких отделений. Что же до вбухивания средств, то их можно вбухивать и в совершенно чужие cтраны, притом будучи сильной же страной (пример - СССР). Опять-таки - если власть русская и сильная, то она вбухивать ничего не будет, а сделает так, чтобы все работали на своих землях.
На самом деле все эти разговоры об отделении есть проявление элементарного безволия. Это философия национального бегства. Но беглецы никогда создадут национальную философию.
Garfild

Нация и Империя.

Лично для меня национализм и имперство никогда не противоречили друг другу. Вот почему я не могу примкнуть ни к лагерю «имперцев», ни к направлению «националистов». Одно без другого невозможно. И разведение этих двух реалий по разные стороны говорит о философской несостоятельности и «националистов», и «имперцев». Они не могут и не хотят использовать диалектику – этот чудесный метод объединения противоположностей. И тут, боюсь, проявляется не самая лучшая черта нашего национального характера – хвататься за что-то одно и возводить его в абсолют. Ну да, у нас и климат такой – то страшный мороз, то изматывающая жара. Впрочем, иногда наш максимализм позволял нам вырабатывать упорство, необходимое для того, чтобы вырваться из уже совсем очевидного кирдыка. Так что тут не все так просто.
Между тем, во всем нужно разобраться спокойно и без рубашкораздирательства, используя нормальный философский аппарат. Русские, как и все люди, живут и в пространстве, во времени. Империя – это способ бытия в пространстве. Национализм – во времени. При этом под империей я имею ввиду устоявшееся представление о ней, как о большом пространстве, населенном разными народами. (В более высоком смысле Империя есть сакральная власть, основанная на сословной иерархии.) Под Нацией – народ, род. Под национализмом – воспроизведение этого рода на всех уровнях, продолжение его во времени, забота (в том числе и государственная) о всех поколениях – прошлых, настоящих и будущих. Кстати заглянув в этимологические словари любой может убедиться в том, что одним из значений слова «род» является «время»: «По летех и по роде мнозе взниче Моисии…», «Иногда убо бысть в прежнем роде во Иерусалимских странах…», и т. д. (Словарь русского языка XI - XVII вв. // Под ред. Г. А. Богатовой. М., 1997. С. 182).Collapse )