March 7th, 2006

Garfild

Человек Лены и человек Стали

Псевдоним Ульянова - Ленин - был образован от имени какой-то Лены (чей? - Ленин). И это очень символично. Оно указывало на женственность пролетарской революции. "Сознательный пролетарий" бессознательно служил материи, Черной Матери, хаотическому первоначалу, также, как и руководящая этими "сознательными" революционная интеллигенция. Характерно, что Ленин не любил выделять себя как вождь, он всегда был всего лишь производной от коллегиального руководства.
Переименование Петрограда в Ленинград также отличается символизмом. Прежде это был мужественный Питер, град Святого Петра (Петр - "Камень"). Славянофилы часто любят поплакаться - дескать город построили неудобно и т. п. На самом деле, речь шла не об удобстве, Петр стремился создать нордический форпост на Неве для того, чтобы укрепить мужественность нации, мобилизовать ее на великие свершения. Здесь уже начинается не просто политика, но метаполитика. И когда Ленин переносил столицу из Питера в Москву, он не стремился к восстановлению Державной Московии, им двигало желание убежать из мужественного Питера. Сам же Питер подвергся, уже после смерти Ленина, символическому поруганию, его объявили городом человека, который был человеком некоей Лены.
Напротив, Сталин олицетворял собой мужественное, героическое, имперское начало. Он был человеком Стали. Его уже именовали "Отцом", что явно указывает на смену архетипов. И любопытно, что этот знаменитый певдоним является всего лишь перводом на русский язык настоящей фамилии Сталина - Джугашвили ("джуга" по старогрузински означает "сталь"). О многом говорит и псевдоним ближайшего соратника вождя - "Молотов".
Правда, сталинизм - это всего лишь имперский полюс последнего - Железного - века (о чем говорит и фамилия). Он так и не смог выбраться за рамки материализма, придав ему, тем не менее, мужественный, оформленный, промышленный ("сталь") характер.