January 28th, 2006

Garfild

Революция и культ земли

Тема «земли» активно поднималась разнообразными антиимперскими движениями, которые, так или иначе, отрицали мужественную власть Царя-Отца. Возьмем, например, старообрядцев, в среде которых (не у всех, конечно) существовала достаточно сильная противомонархическая тенденция («царь-антихрист»). Многие из них поклонялись «Матери-Земле», что совершенно несовместимо с христианством. Исследователь С. Д. Домников пишет: «Для староверия исповедь земле стала нормой религиозной жизни. Среди старообрядцев Спасова согласия Самарской губернии известно ежедневное покаяния о согрешении за день. Поморские старики и старухи говорят, что «если некому, можно исповедывать и булине» (т. е. былине, траве). Старообрядцы на Печоре: «Мы исповедаемся Богу и Матери сырой земле» или «Я приложу ухо к сырой земле, Бог услышит меня и простит…». Исповедь земле в качестве культовой нормы встречается у беспоповцев…» (Мать-Земля и Царь-Город. Россия как традиционное общество»).
Показательно, что именно старообрядческий капитал активно спонсировал антимонархическое революционное движение. Такие выходцы из старообрядческой среды, как Гучков, Некрасов и др. стояли в первых рядах либерального движения.
Наконец, нельзя пройти мимо того фата, что требование земли стало одним из основных мифов российской революции. Одна из первых антимонархических организаций именовалась «Земля и воля» и здесь под свободой явно имелась свобода общества-земли от Власти Монарха. Наделение землей рассматривалось как чудесное средство решения социальных проблем. То встречало самый горячий отклик на селе, где землю стали почитать едва ли не как божество, а ее надел рассматривали как некую волшебную энергию. Земля должна была помочь крестьянину, но не он сам себе.
В то же время русские консерваторы-монархисты считали, что сама по себе земля ничего не значит.Collapse )