January 24th, 2006

Garfild

Софиологическая засада

Вчера по РТР опять мурыжили сериал «Мастер и Маргарита». Особенно круто зажигал Басилашвили, который засомневался, что Воланд – сатана. Но более интересным мне было послушать М. Чудакову. Она навела меня на одну мысль. Я булгаковедением не занимался и только вчера узнал, что прототипом Маргариты была жена самого Булгакова – Елена Сергеевна. Любопытно. Сразу вспомнился другой мастер – гностик Симон-волхв, который объявил свою женщину Елену - Софией. Вообще, тема Маргариты, наверное, даже важнее, чем тема самого Воланда, что видно уже из названия романа. Она есть символ «Софии» (конечно, в ее гностическом понимании). Она не просто ведьма – она, как сказали бы шиваисты, шакти мастера, его активное начало. Здесь выражается тема женского подчинения, но только не брутального, а именно магического, опосредованного. Того самого, о котором с таким пиететом говорил Розанов: «Женственное качество» у русских налицо: уступчивость, мягкость. Но оно сказывается как сила, обладание, овладение. Увы, не муж обладает женою, это только кажется так, на самом деле жена «обладает мужем», даже до поглощения. И не властью, не прямо, а таинственным «безволием», которое чарует «волящего».
Увы, русская философия и, во многом русская литература, как раз и попала под это вот очарование. Не русский народ женственен, а его властители дум с их постоянными эмоциональными срывами, со слюнтяйством. Вместо спокойно-олимпийской философии, предполагающей доминирование царского, мужского начала у нас насаждалась вот эта софиологическая разлюли-малина. Соловьев, Булгаков (который – Сергей), Флоренский с их "Софией", которая, по сути, выше и Творца и творения – они тоже готовили предательскую революцию. (Согласно настоящему, ортодоксальному христианству, София - это не отдельное существо, но Премудрость Бога.)
Кстати, о магии. Согласно русским народным поверьям, лучше всего колдовство удается вдовам. Тут есть свой символизм. Вдова – это женщина, лишенная мужского начала. Но ведь все эти антимонархические и антидиктаторские революции тоже ведут именно к этому – избавить общество от автократического, мужского начала. «Дети вдовы» - это все оттуда, из гностическо-манихейской бездны. После масонских переворотов целые страны превращались во вдов. С этой целью монархов порой и убивали. А на руинах традиционного, богоподобного порядка возникали почти «магические» цивилизации, делающие деньги из денег, а власть – из бумажных бюллетеней. Женственное общество стало править мужественным народом. Точнее править то стали немногие олигархи, только их власть стала опосредованной, основанной на использовании женственных энергий социума.