June 14th, 2005

Garfild

Я этих никогда не полюблю...

Не любил ни Кибальчиша, ни Плохиша. Не нравился мне ни этот надрывный комиссарский сверхальтруизм – извести всех жителей от мала до велика во имя победы «Идеи», ни урчащее вожделение «бочки варенья, да корзины печенья». Как и в фильме «Тот самый Мюнхгаузен», не нравится мне ни завиральный барон-радикал, ни его гонители – пастор, герцог. Ибо «пасторы», с их приземленностью, рождают «кибальчишей»-экспрессоров, делающих жизнь интересной. Настолько интересной, что потом уставшему человечеству предлагаются "плохиши" с их «бочкой варенья».
Но… Если в «кибальчишах» я еще вижу что-то привлекательное, то в «плохишах» - нет, и нет.
А кого ж тогда люблю? Фродо, Василия Тёркина, д'Артаньяна, Жихаря. Да мало ли еще нормальных героев есть на свете?