April 13th, 2005

Garfild

"Славянофильство" и информационное общество

Вновь приходит на ум, что именно сегодня, в эпоху информационного общества, может, в полной мере, быть реализована формула славянофилов: «Царю – силу власти, народу – сила мнения». Свобода выражать свое мнение, доносить информацию до высших сфер, критиковать бюрократию – если все это обеспечено, то совсем не нужны «демократические выборы». Они, эти выборы, есть насилие над властью, которую общество вынуждает делать «то» или «это». Да и не само общество, конечно, а его бизнес-сектор, точнее даже верхушка этого сектора. Крупный бизнес использует некомпетентность масс в общих вопросах для того, чтобы осуществлять свои манипуляции.
Но вот доносить информацию о своем положении до верховной власти – совсем другое дело. Власть сама вольна принимать решение, имея, в то же время, достаточно знания, информации о том, что происходит.
В условиях информационного общества слово превращается в необычайно могучую силу. Таковым оно не могло быть ни в аграрном обществе, ни даже в индустриальном. Поэтому свобода слова становится вполне действенным орудием контроля народа над бюрократической прослойкой. Это контроль снизу – а сверху бюрократов должен контролировать Автократор.
При этом очевидно, что действенный народный контроль не может быть осуществлен через политиков, которые преследуют либо свои интересы, либо интересы спонсоров. Информационный контроль должен исходить со стороны профессиональных ассоциаций, в которые надо объединить всех работников определенной профессиональной группы.
Также полно воплощаема и общинность, о которой столько говорили славянофилы. В аграрном обществе община находится внизу пирамиды. Информационные потоки слабы и общины изолированы друг от друга. В индустриальном обществе эти потоки нарастают, но они все-таки, по большей части, перехватываются верхушкой пирамиды, вниз уходит не так много. В информационном обществе общины могут существовать как сетевые структуры – настолько силен поток информации. Они окажутся способны вступать в многообразные и прочные связи друг с другом. Государство здесь должно выступать не в качестве пирамиды, но в роли рыбака, разворачивающего и сворачивающего сеть. При этом сами ячейки им не рвутся. Регулятивная функция становится, по преимуществу, прогностической, информационной (хотя директивность и остается). Заметим, что лишь государство способно обеспечить свободу сетевых структур. Иначе эти структуры пожрут новые, гораздо более монументальные пирамиды – ТНК, которые стремятся демонтировать государство. Они принесут страшную несвободу, сделав каждого солдатом корпорации, винтиком отрегулированного вконец рынка.