April 3rd, 2005

Garfild

Имперский проект Северной республики

Дугинская затея с новой опричниной есть вещь архивредная. Она включает еще один механизм раскола русской цивилизации. Россию давно уже пытаются поделить, причем не только территориально. Не менее опасен временной раскол, когда языческая Русь противопоставляется христианской, Новгород – Московии, Московия – Петербургу, Петербург – СССР. Показательно, что лепту в очернение целых исторических периодов вносят и многие теоретики неоопричнины. Вот, например, что пишет «опричный философ» Н. Козлов: «Отказавшись от наследования опричнины как политики чрезвычайных мер…русские Государи после Иоанна Грозного способствовали возрождению в России языческого императорского культа с человеческими жертвоприношениями гению императора».
Реалии прошлых кризисов переносятся в нынешние времена и делается попытка снова «прокрутить» минувшую трагедию, которая грозит стать кровавым фарсом. К счастью, в свое время была заброшена идея «продолжения кубанского похода», возобновления войны между красными и белыми. Не удается пока организовать широкомасштабное движение за «реванш» язычества и старообрядчества. И вот теперь разыгрывается опричная карта. Игроков в этом «дураке» как минимум два, причем играют они на диво слажено. С одной стороны Дугин призывает создавать новую опричнину, с другой ему противостоят сторонники «нового Новгорода». Дугинисты на своих съездах отрицают идею Русской России, говорят о том, что у русских есть только обязанности, что они «не имеют монополии на государственность», что объединять надо, «в первую очередь, тюрков и кавказцев, азиатов». В ответ некоторые национал-демократы призывают сузить Русскую Россию до Северной Руси. Налицо готовый проект будущего противостояния – евразийские империалисты против «русских» сепаратистов. И там, и там русские будут разваливать свою страну под различными благовидными предлогами.
Надо признать, что сегодня не может быть и речи о воспроизведении старых конфликтов и старых же способов их разрешения. То, что было неизбежным в эпоху Ивана Грозного, становится постыдным анахронизмом по прошествии сотен лет, за которые Россия пережила очень многое и которые дают обильную почву для размышлений. Размышлений о том, как избежать новых гражданских войн и внутринациональных конфликтов. Как синтезировать разные исторические циклы русского бытия, разрабатывая общенациональный и надисторический проект. Поэтому сегодня дико слышать, что какие-то евразийцы посещают музей пыток в Александровой слободе. Повторяю, это не консервативная революция, это анахронизм, точнее попытка скрестить архаику с постмодерном.
Возобновление опричного террора недопустимо. Но также недопустимо и восстановление новгородского сепаратизма. Одно стоит другого. Необходимо искать иной, консервативно-революционный путь исторического примирения разных традиций национальной государственности. Носители «новгородского» мировоззрения будут всегда, поэтому у них должно быть свое место в России, которая всегда будет имперской. Представляется, что в будущем вполне возможно создание Северно-русской республики (Новгород, Псков и ряд других областей), пользующейся широкой политической автономией в составе Российской империи. Сюда можно было бы собрать всех носителей национально-демократического мировоззрения. Такой шаг сделает картину русской цивилизации еще боле красочной, подчеркнет ее «цветущую сложность». СРР могла бы стать лабораторией многих смыслов и идей, которые призваны сделать имперскую политику более гибкой. Со своей стороны, Империя помогла бы демократам создать свое образование – без тех потрясений, которые неизбежны при развале любого государства. По моему, обмен весьма взаимовыгодный.