February 1st, 2005

Garfild

Демократия устарела

Демократия (хоть либеральная, хоть социальная, хоть национальная) принадлежит индустриальной эпохе. В эпоху постиндустриального феодализма, которая уже наступает сегодня, ее выбросят за ненадобностью. Причем, кто бы ни победил – традиционалисты, либо же пародирующие их оккультисты.
Когда натуральное хозяйство было разрушено стремительно развивающимся рынком, на первый план в обществе выступили производители промышленных товаров и торговцы этими же товарами. Они мыслили рационально, предметно, во многом уподобляясь своим изделиями. «Бога скорее всего нет, но даже если он и есть, то находится далеко и не собирается нам мешать делать мани. Отлично, тогда власть не должна апеллировать ни к чему потустороннему. Хорошо, но ведь ей надо же на чем то основываться? Да, конечно, на воле народа – вполне себе посюсторонней реальности. Значит, власти надо заключить договор с народом. А поскольку мы – народ, причем самая богатая его часть, то эта сделка будет в наших интересах. Неплохой бизнес».
Вот так и сформировалась современная демократия. При этом она частенько терпела дефицит авторитета. Народ он, в общем-то, слабая замена Господу Богу. Поэтому там, где буржуазия, по тем или иным причинам, плоховала, индустриальное общество искало им замену. Таковой заменой были фашизм и коммунизм, которые «волю» народа еще усилили: 1) идеократией, 2) репрессиями. При этом осталось самое главное – апелляция к народу, как практика заключения прагматического договора – между чиновником и заводчиком.
Но теперь индустриальное общество уходит в прошлое, наступает время более тонких технологий. Общество вновь возвращается к духовности, либо в традиционном, либо в оккультном вариантах. Потому, что информация все больше вымещает механизмы. Следовательно, скоро власть снова будет апеллировать к потустороннему. Весь только вопрос в том, кого по ту сторону будут почитать.
Мне представляется, что первым делом «традиционалистская» контр-революция (как пародия на Традицию) победит в Европе. Там будет образовано некая католическо-исламская цивилизация. Естественно, речь будет идти о некотором варианте экуменизма – корректное католичество «плюс» модернизированный ислам. И этот экуменизм окажется направленным (оккультистами) против буржуазного прагматизма, демократических свобод и либертарианства.
Почему сейчас в Европу так активно ввозят мусульман из Афро-Азии? Потому, что с европейцами каши не сваришь, они слишком погрязли в гедонизме и либертарианстве. Нужны брутальные и патриархальные мусульмане. Они будут охранять европейский постиндустриализм, в то время как работать будут европейцы.
Garfild

Постиндустриальный феодализм

Интересовались, чтоя понимаю под постиндустриальным феодализмом. В связи с чем публикую старую статью.

Новое, постиндустриальное, информационное общество не может быть ничем иным, кроме как новым феодализмом, или, по Н. Бердяеву, новым средневековьем. Подобно тому, как в недрах феодализма вызревал капиталистический уклад, так и сегодня внутри капитализма зреет уклад феодальный. Это обстоятельство следует учитывать всем консервативным революционерам, стремящимся к возрождению Традиции и присущего ей общественного порядка. Они могут и должны использовать «новый старый» уклад в своих интересах. Иначе он может развиться по тому сценарию, который напишут оккультные силы, пародирующие священный порядок подобно тому, как пародирует Бога их хозяин – сатана, лжец и отец лжи. Обезьяна Господа Бога.

Сумерки рынка

Капитализму жить осталось не долго. Рыночная экономика, вызывавшая столь бурные восторги у либералов, отрицает саму себя, переходя на новый уровень. Впрочем, он не такой уж новый. Многое из того, что зарождается сегодня, уже имело место быть – не вчера, а позавчера – во времена средневековья. Посудите сами.
Сегодня наиболее интенсивно развиваются личные потребительские хозяйства, которые производят конечный продукт. В домашних условиях все более и более наращиваются – выпечка хлеба, изготовление мебели, мелкое строительство и тому подобные производства. Это очень сильно напоминает средневековье с его натуральным домашним хозяйством.
Стремительно растет количество людей, трудящихся на дому. В Японии многие машиностроительные и электронные заводы утром поставляют своим рабочим на дом комплекты деталей – для сборки. Вечером уже собранные механизмы забираются. Опять-таки, сходство со средневековьем, с его домашней промышленностью – очевидно. Характерно, что на Западе все больше увеличивается количество лиц, занятых на дому, но не работающих по найму. Такие работники сами являются собственниками средств производства, но это уже не частная, а индивидуальная собственность. Труд соединяется с капиталом, как это и было во времена ремесленного производства. В наши дни только в одних США насчитывается 21 миллион подобных «новых ремесленников».
Производители активно втягивают потребителей в разработку, освоение и производство продукции. С потенциальными покупателями согласуются ее качество, количество, сроки поставок. Это существенным образом ограничивает воздействие рынка и возрождает средневековое ремесленное производство. Как известно, при феодализме производство велось на заказ, цены же определялись вовсе не рынком, а взаимной договоренностью.Collapse )