October 11th, 2004

Garfild

Национализм и человеколюбие

Единственно возможная форма человеколюбия – национализм. Человек не может объять любовью весь мир, весь универсум. Это слишком трудно. Можно любить какую-то часть мира. Те же, кто говорят о своей любви ко всем – лукавят. Они не любят, но тешат себя некоей абстракцией, не вызывающей у них никакого чувства. Одно лишь сухое, рациональное – «надо». Надо любить всех тебе подобных.
Но и, конечно, национализм невозможен без человеколюбия. Если националист не видит в своих единоплеменников людей, то он разглядит в них неких либо скотов, либо сверхлюдей. Последнее было присуще Гитлеру. Вот он и повел свою нацию «сверхчеловеков» на борьбу с «недочеловеками». Результаты были плачевны.
Боюсь, что Россия стоит перед угрозой иного извращения национализма. Чую, что некие борцы за русскую идею считают конкретный русский народ быдлом, который предал эту самую идею забвению.
Garfild

Обнова РЦ