Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Categories:

Не-Кюстин и «варварская» Россия

http://www.profile.ru/culture/item/126928-frantsuzskij-vzglyad-na-rossiyu-1847-goda
«Путешествие по дорогам «варварской» России оказалось быстрым и безопасным. Впрочем, термин «варварская» банкир и не употреблял – его отчет о поездке в Россию был деловит и сух, лишь иногда сопровождаясь короткими лирическими замечаниями. «Находясь в Москве и Санкт-Петербурге, лучше понимаешь русский народ, он чувствует себя хозяином в своей стране», – писал Верн своему начальнику, графу д’Аргу, главному банкиру Франции…. Москва меня поразила обилием производимых товаров и изделий… Главное внимание Верн сосредоточил именно на финансовой и банковской сфере России. Петербургский монетный двор он охарактеризовал как «достаточно передовое предприятие», а Государственный коммерческий банк – как «достаточно эффективный в более удаленных областях России». Но больше всего его поразило хранилище наличных драгметаллов в Петропавловской крепости».
Конечно, в послепетровской России самый мощный удар нанесли косоруко проведенные «великие реформы». (Ранее, Великий Раскол.) Они, безусловно, были необходимы, но не в либерально-западническом формате. Причем, этот формат был элитарным. Необходимо было возрождать или укреплять традиционные институты русского местного народоправства – разумеется, на некоем новом уровне (революционный консерватизм или консервативная революция). «Царь и Советы».
Однако, всё пошло по-иному. «Вот, например, что сделали с городскими выборами. Реформы 1860-х гг. и Городовое положение 1870 г. освободили мещан и ремесленников от корпоративного крепостничества, но одновременно нанесли мощный удар по общинным отношениям в среде городского сословия, составлявшего свыше половины всего городского населения. Реформы превратили городские общества из сословных во всесословные, изъяли большую часть государственных функций из компетенции органов самоуправления, тем самым ликвидировав их функциональный и структурный дуализм. На всех уровнях непосредственная демократия была заменена представительной, но высокие цензы отдали самоуправление в городских думах и сословно-профессиональных корпорациях в руки не многочисленной элиты, составлявшей 4—5% всего городского населения. С этого времени можно говорить об отчуждении власти от рядовых граждан, о юридическом разделении горожан на элиту и плебеев. Это решительно подорвало общинные отношения в традиционных корпорациях городского сословия, которые до 1917 г. теплились лишь в поземельных общинах мещан-земледельцев». (Б. Н. Миронов. «Социальная история России»)
То есть, раньше в думской деятельности мог быть полностью задействован любой мужчина, достигший 25 лет, шестигласные думы избирались общей городовой думой (собранием) от шести разрядов. Теперь, вместе с общесословностью, появилась весьма состоятельная руководящая верхушка. Она всем и рулила, укрепляясь в либерализме и прозападничестве. В результате, Февраль, крушение Монархии и Октябрь.
В плане аграрных преобразований имел место какой-то совсем беспощадный капец. «К 1850-м гг. сложилась ситуация, когда ликвидация крепостного права могла произойти и без согласия помещиков. Как указывал историк В.О. Ключевский, к 1850 году более 2/3 дворянских имений и 2/3 крепостных душ были заложены в обеспечение взятых у государства ссуд. Поэтому освобождение крестьян могло произойти и без единого государственного акта. Для этого государству достаточно было ввести процедуру принудительного выкупа заложенных имений — с уплатой помещикам лишь небольшой разницы между стоимостью имения и накопленной недоимкой по просроченной ссуде. В результате такого выкупа большинство имений перешло бы к государству, а крепостные крестьяне автоматически перешли бы в разряд государственных, то есть фактически лично свободных крестьян. Именно такой план и вынашивал П.Д. Киселев, отвечавший за управление государственным имуществом в правительстве Николая I. Но планы П.Д. Киселева и других независимых специалистов вызывали упорное противодействие помещиков. Поэтому в отличие от комиссий Николая I, где преобладали нейтральные лица или специалисты по аграрному вопросу (Киселев, Бибиков и др.), подготовку крестьянского вопроса Александр II поручил крупным помещикам-крепостникам (включая министров Ланского, Панина и Муравьева), что и предопределило способ ее проведения. В результате «Великой» крестьянской реформы 1861 года крестьяне перестали считаться крепостными, но стали считаться «временнообязанными» и получили права «свободных сельских обывателей». Крестьянские дома, постройки, все движимое имущество крестьян было признано их личной собственностью. Но помещики сохраняли собственность на все принадлежавшие им земли, однако обязаны были предоставить в пользование крестьянам «усадебную оседлость» (придомовый участок) и полевой надел. За пользование надельной землёй крестьяне должны были отбывать барщину или платить оброк и не имели права отказа от неё в течение 9 лет». (А. Айвазов. «Свобода» и «несвобода» - http://zavtra.ru/blogs/2011-04-1961)
Как видим, существовал национально-государственный, народно-самодержавный проект Великой Реформы. Однако, Александр Второй так и не дал ему реализоваться. Ну, а Александр Третий, просто-напросто прибег к контр-реформам, всего лишь оттянув крах. Причем, разложение традиционного общества продолжалось, часто незримо, пока всё-таки не прорвало.
А ведь был и консервативно-революционный проект гр. Н. П. Игнатьева о созыве Земского собора, большинство которого должны были составлять крестьяне. Вначале Государь благоволил сторонникам Собора, но потом поменял свою точку зрения. Во многом, благодаря реакционно-охранительным возражениям К. П. Победоносцева и М. Н. Катковы. Двух бывших либералов, которые потом зациклились на идее «тащить и не пущать». А мне так порой кажется, что они и не переставали быть либералами, просто косили под охранителей и всячески гадили Самодержавию. Ну что, доконсервировали…
Итак, Николай Первый создал довольно мощную политику-экономическую систему, подготовив основу (базу) для реформирования. Увы, много ресурсов отняла Крымская война. Иначе, преобразования произошли бы раньше – и на национально-государственной основе.
Да, наш кшатризм – мощный фактор, вносящий серьёзные коррективы. («Николай II и мистерия русского кшатризма» - http://zavtra.ru/blogs/nikolaj_ii_i_misteriya_russkogo_kshatrizma )
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments