Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Category:

Глубокие истоки мятежа декабристов

«Последний заговор русской гвардии»
Добротная, очень мировоззренческие мне близкая, статья Михаила Диунова. Действительно, за декабристами стояли олигархические устремления значительной, если только не большей, части аристократии. И их «конституционная монархия» стала бы жесточайшей диктатурой олигархии. Пестелевское «Высшее благочинее» было бы создано и без Пестеля – революция Модерна требует репрессий, а тут такие вот сурьезные мужы воинского склада. Да, скорее всего, возникла бы нужда и в Пестеле, как возникла она и в Робеспьере. Революциям свойственна радикализация.
Однако, на мой взгляд, дело было глубже. Павел Первый, убитый все теми же самыми дворянскими олигархами, возродил «нормальный», легитимный, Родовой порядок престолонаследия, который был нарушен Петром Первым – в припадке цезаризма. (По некоей зловещей «иронии судьбы», сам он не сумел, когда надо выбрать преемника, успев написать только «отдайте всё…») Александр Первый не стал отменять консервативно-революционный указ Павла, однако, всё-таки сыграл в цезаризм. И отнял статус наследника у старшего Константина в пользу младшего - Николая. Понятно, что им двигала надежда завести собственных детей – в чём-то же есть свой зловещий символизм. Пособник свержения отца – и без наследников.
Это, впрочем, полбеды. Константин Павлович легко мог бы отказаться выполнять цезаристкое указание – после смерти Александра. Чего, собственно, от него и ждала влиятельнейшая, хорошо организованная «константиновская» партия. И Николай ведь даже с ней согласился. Да вот какая беда, сам Константин упорно не хотел занимать трон. А не хотел только потому, что боялся – и боялся отчаянно. Боялся, что его убьют – как отца. То есть, олигархия, в условиях цезаризма, взяла такую силу, что ей до ужаса боялся человек умный и способный, в руках которого мог бы оказаться мощнейший инструмент имперской государственности. Как представляется, олигархическая партия потому и пыталась навязать ему трон, что знала эту боязливость и рассчитывала использовать её в своих интересах – уже после воцарения.
«Но «константиновцев» подвёл их кандидат. Константин решительно не хотел забирать корону. И вёл себя он крайне осторожно — вероятно, опасался резких ходов собственных сторонников. Для которых наследник был не более чем желанной марионеткой на троне. Находясь в Варшаве, он написал частное письмо брату с подтверждением отказа. Николай попросил его подписать манифест об отречении, без которого передача власти невозможна. Манифест Константин не подписал, но и власть принимать отказывался категорически».
Мятеж декабристов стал возможен только благодаря боязливости Константина. Он и трон заниматься боялся, ибо – «убьют». И полностью отказываться тоже боялся – опять же – «убьют». Выжидал время. И что ж, выждал, к свой личной выгоде. Только вот Россия встала на край бездны, ибо этой «нерешительностью» и попытались воспользоваться декабристы. А удержал её Николай Павлович, который не побоялся броситься в гущу событий и продемонстрировал воистину Царскую смелость. Потому и не выступили против него гренадёры-«констаниновцы», внезапно удостоверившись – «Се Царь». И олигархия присмирела, будучи глубоко впечатлена этим внезапным пробуждением Царского начала – во всей его полноте. Воистину каким-то Чудом веет от этих далеких, декабристских событий.
Ну а петровское властолюбие нам тогда аукнулось, да.
ЗЫ. Интересно всё-таки, а была ли «константиновская» партия связана с декабристами? Также вопрос – почему Александр не обезвредил декабристов, хотя знал об их приготовлениях? Уж не намеревался ли он сам использовать «военных революционеров» - в случае чего, против «официоза»? Только давайте не будем ля-ля о его «снисходительности к молодёжи».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments