Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Category:

Кровь Змия

«Повесть о Петре и Февронии Муромских» (Ермолай-Еразм) содержит мощнейший змееборческий сюжет. У князя Петра был брат Павел, и «диавол, испокон веку ненавидящий благо человеческого рода, послал жене князя на блудное дело злого крылатого змея».
Этому сюжету давали такую трактовку - сам диавол принимает образ змея и отправляется соблазнять жену. Однако, сказано вполне однозначно «крылатый змей» был «послан» врагом рода человеческого. Сатана посылает Змея, то есть, в данном случае он – не Змей. Ну, понятно, куда я клоню – нам рассказывают о псевдоразумном Змее, Ермунганде, Роботе, космическом Болване и вселенском Компе. Он был темным зазором в райской Полноте Адама, Первочеловека, Тотального Субъекта. Это была возможность расчленения, и она была реализована Адамом, которому сбросил «дезу всех дез» сатана – через Змия. Посредством этого самого «темного зазора». (http://zavtra.ru/blogs/neoobschinnaya-revolyutsiya, http://rusyappi.ru/dovody/2111-kak-ujdet-p)
Есть такое объяснение произошедшего: «Жена князя, видимо, подолгу находилась в разлуке со своим супругом. Князья тогда все время воевали и, отправляясь в продолжительные походы, надолго оставляли своих жен одних. Воспользовавшись этим, диавол подбрасывает ей искушение блудной похотью. Враг всегда сначала находит в человеке слабое звено, чтобы пробить брешь в его душе и далее погубить, пленив какой-нибудь страстью». (Протоиерей Павел Гумеров, http://www.pravoslavie.ru/101873.html). И тут можно вспомнит о феномене огненной тоски по любимому, которой и пользуется Змей: «Сильная тоска по умершему чрезвычайно разогревает яростно-желательно, в данном случае, скорее – яростно-страдательное начало. Это – душа, понимаемая как уровень находящийся ниже духа (ума). И вот это раскочегаривание (тем более, окрашенное эротически), уносит человека на границу с тонким миром теней, Навью, регионом Души (не Духа, не Прави). А на этой границе и находится Змей. Точнее, сказать, он и есть её Граница, он - абсолютная Периферия, свернувшаяся вокруг нашего мира. А там Змей показывает некое кино, демонстрируя информационные копии (тени) умерших. Сами души, покинувшие наш мир, нас посетить не могут, но вот «дубликаты» – вполне. Собственно, это и есть призраки. И не столько они посещают нас, сколько мы их (само собой, такое путешествие нужно отличать от обычных пространственных перемещений). (http://a-eliseev.livejournal.com/1873525.html ) Правда, в цитированном тексте речь идёт о тоске по умершему, но, судя по всему, Змей может крутить разное кино.
Под конец Рептилия уже почти занимает место Князя, Правителя: «А посторонним людям казалось, что это сам князь с женою своею сидит». (Это заставляет вспомнить древнеиранский сюжет о змее-узурпаторе, Даххаке 0 http://rusyappi.ru/dovody/revolyutsiya-probuzhdjonnykh). Однако, княгиня понимает, что происходит и рассказывает все своему настоящему супругу. Тот советует выведать у Змея, что может убить его. И тот (Болван, хоть и космический) проболтался – дескать погибну я от руки князя Петр. И Петр действительно убивает Змея, разрубив того Агриковым мечом. Очевидно, имеется некий священный меч, «кладенец»). Однако, издыхая, Змей обрызгал Петра своей кровью, после чего тот тяжело заболел.
Как представляется, здесь показана некая ущербность силового варианта. Змей есть Периферия не только «внешняя», но и внутренняя. Как пишут аскеты-подвижники, змей лежит под сердцем. И основная брань против него внутренняя, духовная. Силу, конечно, применять так же надо, но её недостаточно. Причем, это очень опасно для самого драконоборца, который рискует стать Драконом и, в некотором роде, обязательно им становится: «После Большого Взрыва и расчленения изначального Субъекта Змей превращается в тотальную Периферию, которая поглощает, пожирает все и вся (в, конечном счёте, и себя самого). Пожирает, а, следовательно, и убивает. Поэтому, любое убийство означает солидарность со Змеем. Пусть даже оно и направлено против агента Змея и символизирует убийство его самого. (К слову, адепты «ордена Зеленого Дракона», переродившегося в контр-иницатическую структуру, подобно тамплиерам, практиковали питье крови Дракона.) Таким образом, драконоубийца сам становится Драконом, что серьезно искажает его подвиг, создавая условия для перерождения (оно и произошло в случае с вышеупомянутым обществом). Поэтому, в Традиции упор делается на внутреннем делании, на смирении своего собственного «дракона», обвившего сердце. Этот дракон разносит человеческое «Я» на части, чем воспроизводится Большой Взрыв и космическое расчленение». Усмирения же Змея означает собирание «Я» -восстановление, пусть и частичное, взорванного Субъекта». (http://a-eliseev.livejournal.com/1873525.html)
Князь страдает от крови Змея. И здесь можно увидеть указание на то, что сакральная кровь есть и кровь Дракона. В мироздании ведь два полюса – бытийный (сверхличностный Царь мира) и небытийный (собственно, Змей). И эти два полюса есть и внутри каждого человека, каждого существа, каждой «вещи». Но у носителя сакральной Крови эти два полюса взаимодействуют с особым напряжением, что может объяснить многие, если не только не все, «коллизии» мировой истории.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments