Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Categories:

Избиратель устал, спать хочет

«Зал заседаний Национального собрания на 70 %, а может и на 80 %, состоящий из депутатов-макронистов? Этот катастрофический для демократии сценарий кажется теперь весьма возможным. С 32,2 % голосов за партию «Вперёд, Республика!» и прогнозируемым количеством мест от 390 до 430, по оценкам «Ipsos» (французская компания по изучению общественного мнения), первый тур подтверждает гегемонию политического движения, которому чуть больше одного года. Никогда законодательная власть не была до такой степени сконцентрирована в руках одного человека. Эмманюэль Макрон, однако, набрал в первом туре президентских выборов всего 24,01 % голосов. Всего лишь с 15 % избирательных листов его движение может получить абсолютное большинство!»
Возможно, этого и не будет, но уже сама возможность такого расклада – жесть. Показывает, насколько легко при западной демократии можно опереться на очень даже незначительное меньшинство и победить. То есть, представительность тут очень хлипкая, если только не сказать – «вообще никакая».
«Низкая явка избирателей (менее 50% проголосовавших) достигла своего исторического рекорда, став кульминацией кампании по выборам в парламент, не очень интересовавшей граждан, уставших и сбитых с толку после бурного и беспрецедентного года выборов президента и парламента. Это поражение демократии также является и следствием изменения электорального календаря (начиная с 2002 года), которое во всех смыслах «опустошает» парламентские выборы».
Избиратель всё больше забивает на выборы. И это очень удобный момент для того, чтобы свернуть саму демократию, которая давно уже не нужна транснационалам (ТНК), как, собственно, и «национальное государство». Возможно, Франция станет этакой опытной моделью – надо же с какого-то начинать. А «неожиданный» фаворит Макрон, убежденнейший глобалист, как раз и станет зачинателем.
Правые и левые противники глобалистов пока не способны выдвинуть ему единую «право-левую» альтернативу, преодолевающую губительные противоречия и мобилизующую большинство. Хотя Нацфронт и сдвинулся в левую, точнее, социальную сторону, а Меланшон обращает внимание на всю пагубность наднациональных структур. Увы, они остаются все теми же левыми и правыми, наполовину застрявшими в реалиях прошлого века. Особенно, это касается левых (об их слабости хорошо написал Кагарлицкий).
«Жан-Люк Меланшон, который полагает, что «ввиду низкой явки на выборы невозможно набрать большинство, чтобы уничтожить закон о труде», попросил вчера вечером своих избирателей «не допускать избрания кандидата от Нацфронта». «Нельзя оставлять возможности второму туру углубить имеющуюся демократическую пропасть», - призвал, со своей стороны, генеральный секретарь ФКП, чтобы сделать на втором туре «наиболее объединяющий выбор, исходя из ситуации в каждом конкретном избирательном округе».
Вот опять этот клишированный страх перед «реакцией» и «фашизмом» - тогда как сейчас страшнее всего глобализм, полностью отрицающий государственную независимость и народную самобытность. Этот страх, в своё время, политически сгубил Сандерса, всё-таки поддержавшего Клинтон.
Вообще же, тема взаимоотношений левых, правых и либералов весьма сложна и многогранна.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments