Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Category:

Символизм Троянского Коня

Интереснейший текст, рекомендую. У меня, правда, несколько иная трактовка. «Троя всегда была славна своими замечательными лошадями, за которыми приезжали торговцы из разных стран. Из-за коней на нее даже устраивались набеги. «Илиада» называла троянцев «hippodamoi», т. е. «укротители лошадей». Согласно легендам, троянский царь Дардан владел табуном великолепных лошадей. Причем их происхождение вели от северного ветра Борея, что сразу же заставляет вспомнить о гиперборейской Скифии, о борисфенитах-борусках-пруссах, о полярных полянах. А ведь пристрастие к лошадям было присуще венетам-славянам. Страбон даже приводил его в доказательство тождества венетов адриатических и малоазийских. Безусловно, за всем этим стоял некий культ коня. К слову сказать, белому коню Свентовита поклонялись балтийские славяне-венеты. (Тут надо вспомнить о том, что коня впервые приручили древнейшие праскифы – среднестоговцы.) И за легендой о Троянском коне может стоять некое иносказание. Троянцам «импортировали» какой-то конский культ, который содержал смыслы, искажающие его изначальную суть». (А. Елисеев. «Скифия против Запада. Взлет и падение Скифской державы»).
Люди, находящиеся внутри коня – символ изначального универсума (тотального Субъекта, Адама в Раю, Первочеловека), где всё было едино, «часть» находилась в равновесии с «целым». Это изначальное единство было разрушено в результате метакосмической катастрофы – «Большого Взрыва», Грехопадения. Однако, осталось стремление - это единство вернуть. И тут есть два пути. Первый - «вертикальный», направленный на соединение с Богом (в Христианстве – человеческая природа объединена в Личности Христа). Образом («символом», «иконой») Христа является Царь, поэтому объединение имеет и свой горизонтальный аспект – это единство подданных в Личности Царя (не случайно это царственное - «Мы»).
Но есть и путь горизонтальный, которым мы все вынужденно пользуемся, но в разной мере. Например, мы поедаем животных и тем самым пытаемся символически воспроизвести полноту изначального Субъекта, внутри которого находилось всё («инстинкт» здесь указывает на гораздо боле глубокую мотивацию). Но находилось оно живым, а тут мы убиваем – для того, чтобы воссоединиться. Самая радикальная форма такого вот воссоединения – каннибализм, особенно, ритуальный. «Книга Эноха» рассказывает о допотопных исполинах, которые поедали людей. И весьма показательно, что эллинская традиция, повествуя о Потопе, устроенном Зевсом, указывает на одну из причин этой кары – людоедство древних.
Впрочем, каннибализм (вампиризм) имеет и более «глубокое» измерение. Собственно говоря, это и есть «эксплуатация человека человеком», во время которой одни поедают (потребляют) физические и душевные энергии других. Главный же потребитель всего этого – тотальный Объект, Змей, Робот, «Демиург».
Так вот, люди внутри коня – это как раз квазирелигия «горизонтального могущества», которая требует убивать субъектность бытия и присваивать убитое (отчужденное). Конь сожрал людей и стал могуч – так можно сформулировать положение некоей «традиции» (точнее – анти-традиции), которую подбросили троянцам с Запада, из зоны «Кентум».
Здесь ещё и тема усиления животного начала в человеке, которое должно придать ему дополнительное могущество (отсюда и практики «оборотничества»). Опять-таки, тут имеет место искаженное, «горизонтальное» стремление к изначальному единству.
ЗЫ. Кстати, имя Гомера, писавшего о Троянской войне, так и переводится "Киммериец".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments