Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Лицом к Азии

Начиная с XVIII века, Россия принимает довольно активное участие в европейских делах. Петербургский период – это попытка устроиться полноправным участником европейского концерта. И здесь, конечно же, необходимо удержаться от каких бы то ни было категоричных оценок. У нашей европейской политики были свои плюсы и минусы.
Тесное взаимодействие с Европой дало России некий мобилизующий импульс, пробудил желание развивать собственную промышленность, модернизировать армию. Кроме того, Россия долгое время препятствовала революционному движению в Европе (походы Суворова, Священный Союз, подавление мятежа 1848 года). Тем самым она охраняла не только, и даже не столько европейцев, сколько себя. Революционный пожар грозил перекинуться из Европы к нам – так же, как он в 1917 году перекинулся от нас в Европу.
Между тем, очевидно, что серьезных геополитических выгод от своего «европеизма» наша страна так и не получила. Европа упорно не хотела считать нас за «своих», воспринимая Россию как опасного чужака, претендующего на ее наследство. Использовать этого чужака было можно (иногда), но сажать его за стол считалось совершено недопустимым. Вот почему европейцы, так или иначе, поддержали во время Крымской войны именно Османскую империю, но никак не христианскую Россию. Впрочем, примеры можно приводить долго, только вот смысла особого в этом нет – они и так известны. Главное, уяснить суть – на Западе нам искать особо нечего, потерять же можно очень многое.
К сожалению, сегодня Россия снова желает встроиться в западную систему. Только на этот для этого используется не Армия, но Труба. Мы пытаемся предложить себя в качестве сырьевого оруженосца Европы, предлагая ей этакий нефтегазовый Священный Союз. Особенно большие надежды, в данном плане, нами возлагаются на Германию, с которой, как известно, подписан многообещающий договор о строительстве Северо-Европейского газопровода. (Впрочем, наряду с Трубой, сегодня начинает активно проталкиваться и проект Автострады.) Именно из-за Трубы в последнее время такое огромное внимание уделяют украинскому вопросу. Начиная с 2004 года, Россию просто лихорадит Украиной. Сначала все с придыханием следили за «оранжевой революцией», потом с не меньшим ажиотажем отслеживали перипетии «газовой войны». Можно предположить, что после парламентских выборов на Украине начнется еще один выпуск этого увлекательного шоу.
Все это отвлекает огромные силы, которые понадобились бы на совершенно ином направлении. Причем отвлекает, по большему счету, напрасно, ибо нам и на этот раз не позволят встроиться в Европу. Это, кстати, ясно показала та же самая газовая война. Хотя ЕС и не дополучал газ благодаря Украине он, тем не менее, и не подумал вступиться за Россию. Какое-то небольшое шевеление произошло в Германии, но и только. На общеевропейском уровне просьба Фрадкова воздействовать на Украину была решительно отклонена.
Еще раньше Германия отказала в политическом доверии «пророссийскому» канцлеру Герхарду Шредеру. На его место политическая элита данной страны посадила проамериканского политика - Анкеле Меркель (да-да, именно элита, не будем же мы верить всерьез в так называемый выбор народа?). Она, конечно, не отказалась от сырьевых проектов, что неудивительно, если учесть их исключительную выгодность. Но развитию союзнических отношений был положен конец.
В будущем Европа намерена регулярно (чем больше - тем лучше) получать от нас сырье, но платить за него она желает только лишь деньгами. Что же до политической поддержки, то ее будут оказывать исключительно нашим геополитическим противникам (той же самой «оранжевой» Украине). В результате мы получаем (на очень долгие годы) враждебную нам Восточную Европу. (Если оранжевые победят в Белоруссии, то неизбежно возникновения мощнейшей «санитарной» антироссийской империи. Причем этот вариант очень даже возможен. Не хочу никого пугать, но с дружественным нам Батькой может произойти все, что угодно. К этому надо быть готовыми.)
И не важно, в данном случае, как пойдет газ - по незалэжной Украине, либо по балтийскому дну. Главное, что мы будем испытывать постоянное геополитическое давление. Выгода от поставок сырья окажется уравновешена тратами на противостояние. Выиграв в одном, мы проиграем в другом. И не только политически, но и денежно. Похоже, что это не совсем понимают у нас наверху, где с энтузиазмом продолжают строить нефтегазовую «империю». (Сейчас речь даже не идет о пресловутой сырьевой ориентации, которая придает российской экономике однобокость. Даже и без этого сырьевая ставка оказывается битой.)
Там искренне обижаются на «изоляционистов», которые скептически относятся к еще одному европейскому проекту. Дескать, ведь добра же хотим!
Мне вовсе не хочется занимать нигилистическую позицию подобно некоторым критикам национал-оранжевого толка. Исходя из соображений прагматизма, я понимаю, что интересы сырьевых компаний - это, во многом, интересы России. Слишком уж сильно наша экономика подсела на нефтегазовый экспорт.
И тут все не решишь в одночасье. Нужен переходный период, в течение которого нам следует осторожно и постепенно перейти к новой экономической политике, которая делает ставку на развитие информационных технологий. В это время сырье лучше использовать в целях дальнейшего освоения страны и для собственного производства (из сырья можно самим производить многие нужные материалы). И на данный период предпринимаемые ныне меры окажутся вполне оправданными. Но рассматривать их как долгосрочную стратегию нельзя, это окажется, в конечном итоге, слишком затратным.
Кстати сказать, постепенной своей переориентацией с экспорта сырья на внутреннее использование ресурсов, мы окажем Европе только лишь услугу. Она получит стимул для развития альтернативных, экологически чистых энерготехнологий.
Кроме того, отказ от нефтегазовой экспансии успокоит западников, которые всегда будут воспринимать наши благие предложения услуг как скрытую агрессию. И чем более выгодные проекты мы будем предлагать, тем больше нас будут подозревать. Но как только мы оставим Европу в покое и сосредоточимся на себе, так ей не особенно то и нужными станут все эти оранжевые живчики. (США они окажутся не нужными еще быстрее, когда он увязнет в своем экспансионизме.)
Итак, нам пора отвернуться от Запада - не спеша и без истерики. И не надо бояться кого-то там обидеть или выглядеть невежами – Запад нисколько не обидится, напротив, вздохнет с облегчением. А повернуться нужно лицом к себе.
Но к себе - это означает и к Азии. Мы, конечно, не только Азия, но все-таки. Все-таки у нас большая часть территории находится за Уралом, в азиатской части. (В средневековье Сибирью считали земли за Волгой, Симбирском. А ранее отец истории Геродот именовал Азией просторы, лежащие за Танаисом – Доном.) К тому же эта часть почти не освоена, там живет всего миллионов тридцать. Но именно оттуда в Европу идут потоки драгоценного сырья, которое так необходимо нам. И данное положение ненормально, противоестественно. И нас будут воспринимать как ненормальных до тех пор, пока мы упрямо выстраиваем Трубу из почти что пустыни.
Но быть лицом к Азии это означает еще и необходимость сосредоточить основные внешнеполитические усилия на интеграцию с Туркестаном, Средней Азией. Мы должны здесь утвердиться в сжатые сроки, иначе наше положение всегда будет предельно опасным. Сегодня назревает мощный геополитический взрыв в Иране, который готовят США. Он способен донельзя расшатать ситуацию в самых разных странах. В том числе и в странах Туркестана. А это уже - в опасной близости к России.
Интеграция здесь пройдет сравнительно легко. За исключением Туркмении все страны этого региона готовы к тесному сотрудничеству с Россией, они встроены уже в альянсы ОДКБ и ЕврАзЭС. Поэтому незачем тратить такие усилия на Украину. Там не готовы к интеграции с нами. И чем активнее мы будем действовать в этом направлении, тем большее сопротивление нам станут оказывать.
Патриоты любят говорить о том, что мы, русские, очень близки с украинцами, но как раз в этой близости и кроется проблема. Мы очень близки, но есть, между нами небольшая дистанция (между русскими и белорусами ее почти нет). И она воспринимается очень болезненно. Многие украинцы воспринимают русскость как некоторую обидную пародию на украинство. То же самое касается и многих русских. Вот почему и происходит такой накал страстей, который многим не понятен.
Между тем, миллионы симпатизантов Майдана - это не оранжевый миф, а печальная реальность. Сваливать тут все на происки Запада не приходится, примерно половина тамошнего населения так или иначе отталкивается от России. Если здесь пережать (особенно, с восточноукраинским «сепаратизмом»), то Украину просто взорвет. А далее взорвемся и мы, ибо любая широкомасштабная дестабилизация у наших рубежей - крайне опасна. Поэтому в украинском вопросе лучше обойтись без излишне резких движений, на которых настаивают излишне впечатлительные «специалисты по воссоединению». Многие из них сейчас обуяны шапкозакидательством, не представляя – каким упертым может быть противодействие их прекраснодушным планам.
Пройдет время, и эмоции улягутся, Запад займет себя другими проблемами, вот тогда и поговорим - спокойно и без истерик. Пока же стоит прилагать некий минимум усилий.
Основное же направление сегодня - азиатское. И это надо признать как можно скорее. В противном случае мы обречены на еще один круг бесперспективного европеизма.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments