Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Categories:

Два «полюса» Русского

Русь-Россия создавалась на базе взаимодействия двух центров (ареалов). Один из них – восточный (южный), славяно-иранский, скифский, сложившийся ещё во 2 тыс. до н. э. Он возник в границах ЮВ зоны внутри индоевропейцев – Сатэм (славяне, иранцы, индоарии). Именно здесь, с центром в Приднепровье, было образовано мощное Скифское царство, основу которого составляли земледельцы-славяне (сколоты) и северные иранцы—кочевники (саки). От него ведут своё происхождение</a> Русь и Россия.
Второй центр (ареал) – западный (северный), кельто-славянский, венедский, который стал результатом мощного влияния на ЮВ зону Сатэм северо-западной зоны Кентум (кельты, германцы, греки, италийцы). В авангарде этого влияния находились кельты, носители атлантической традиции. В то же самое время, скифы утверждали традицию гиперборейскую, не случайно же скифов и гипербореев так связывали эллины. Сама эллинская традиция характеризуется сосуществованием как гиперборйских, так и атлантических элементов. Сатэм также мощно влиял на Кентум.
Античные авторы, писавшие ещё до нашей эры, утверждали, что Скифия, начинавшаяся сразу же за Ираном, граничит с «Кельтикой». А сама граница проходит где-то в Южной Балтике (Гекатей Милетский). При этом, многие кельты и скифы смешаны, образуя некую общность «кельто-скифов». Ни о каких германцах, кстати, не упоминается. Сама же тогдашняя Восточная Германия считается зоной влияния скифов. А Тацит рассказывает о союзе (против Рима) свебов и сарматов (славяно-иранцев). Граница же между скифами и кельтами проходила где-то по нынешней Эльбе. Там же позже проходила граница между германским миром и славянским (полабско-поморскими славянами).
Кельты оказали мощное воздействие на балтийских славян. Об их влиянии мне уже приходилось писать, в связи с проблемой «национального жречества». Но тут, конечно, всё более сложно. Русь (Россия) включает в себя два полюса – юго-восточный («скифский») и северо-западный («кельтский»). Между ними, безусловно, существует некая враждебность, хотя сводить к ней всё было бы очень большим упрощением. Часто и «кельтские» моменты используются для мобилизации скифского. Причем, последнее всегда оказывается сильнее, показатель чему – неизбежный крах вех «кельтских» проектов по встраиванию в западный (кентумский, атлантический) мир. С другой стороны, и «кельтизм» не даёт реализоваться до конца скифству.
Одним из проявлений враждебности «скифов» и «кельтов» было противостояние между Москвой и Новгородом. Известно, что в этногенезе славян активное участие приняли выходцы из южной Балтики, на которых огромное влияние оказали кельты. Но оттуда же вышла и династия Рюриковичей (Ререговичей) сделавшая очень много для укрепления скифской Киевской Руси. Хотя в 9-10 веках с «северными» Ререговичами очень сильно спорили «южные» Ольговичи, тесно связанные со Скифией. Они с этой династией и породнились. При этом, не надо забывать и о западном влиянии, которое оказывалось через некоторых Рюриковичей.
Тут есть очень интересные вещи. Например, былины, которые проникают, напрямую, именно в Поморье, через Ладогу, находящуюся именно в киевском (скифском) ареале. На этом, в своё время, обратил внимание В. Кожинов («История Руси и русского слова»). Новгород – на «отшибе», он воспринимает былинное наследие Руси специфически, а его собственные былины – ещё более специфичны.
«Кельтизм», понятно дело, не надо понимать совсем уж буквально, хотя и были такие явления, как галломания. Речь идёт, прежде всего, о некоем древнем импульсе, о некоей этнокультурной компоненте, которая может пробуждаться в самых разных обличиях. Так, очень часто западническое влияние происходило под личиной «германизма». Хотя сам германизм тоже имеет некий свой скифский полюс, оставшийся ещё со времен «кельто-скифства». Есть как и немецкая русофобия, так и немецкая русофилия (В. Шубарт, М. ван дер Брук, Э. Никиш).
Вершиной появления скифского полюса было образование восточной ГДР, противостоявшей западной ФРГ. И ведь две цивилизации - восточная неоскифская и западная, атлантическая - встретились как раз на Эльбе (Лабе), где и проходила древнейшая этнокультурная граница между «Скифией» и «Кельтикой».
Октябрьская революция и большевизм не были чужды скифству, не случайно же возникла мощная группа литераторов «Скифы» (Блок и др.) Но там слишком много были и западнического, отсюда и партийная диктатура, которая была утверждением сугубо западного института в рационализировано-упрощённой форме. Интересен, в данном плане, символизм переноса столицы в Москву – с запада на восток (сатемский вектор). Но борьба с белым югом и белым востоком имела тревожный символизм, ибо в географическом плане была (объективно) направлена против древних скифских центров. Хотя сами белые и сотрудничали с Западом. Но и тут не всё так просто – Запад до конца не считал белых за своих, постоянно давил на них и даже встречал некоторое сопротивление. Так, «полярный» Колчак, имевший несчастье стать иностранным «кондотьером» (как он сам себя называл), категорически отказался признать французского генерала Жанена верховным главкомом всех антибольшевистских сил Сибири. Здесь всё очень сложно, противоречиво и требует серьезных историософских исследований. Необходимо понять – как можно (а это нужно!) подчинить кельтский элемент – скифскому.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments