Александр Елисеев (a_eliseev) wrote,
Александр Елисеев
a_eliseev

Categories:

Тотальное жертвоприношение

Жречество, принимая разные обличья (часто даже внерелигиозные), постоянно воспроизводит жертвоприношение Пуруши, его убийство и расчленение. Жрецы-брахманы уверяли, что космос (социум) возник именно из частей убитого Первочеловека. Это верно, но лишь отчасти – в результате расчленения, грандиозной Катастрофы ("Большого Взрыва") произошло повреждение вселенной, некогда бывшей Тотальным Субъектом. Совершающие жертвоприношение, воспроизводящие убийство Первочеловека, считают, что тем самым они поддерживает бытие. В реальности, это земное действие только усиливает раскол бытия и усугубляет отчуждение.
Жертвы приносят по-разному, иногда посредством самого настоящего и даже изуверского убийства (причем, часто убивают детей). Тут нужно вспомнить древний обычай строительной жертвы, когда живого человека (чаще всего – девушку или ребёнка) зарывали в основании возводимого сооружения. Тем самым явно указывалось на то, что миропорядок держится именно на человеческих жертвах.
Жертвоприношения были тесно связаны с каннибализмом. Так, жители древнего Крита раз в год приносили в жертву маленького мальчика, которого разрывали и съедали. А дравиды-гонды приносили жертву с целью получения технической культуры, из которой потом получали ценный краситель. Человека, выбранного для жертвоприношений, долго откармливали, а потом долго же и убивали - расчленяя и съедая. После в каждое племя доставляли кусочек тела убитого, для съедения.
Собственно говоря, само слово "жрец" этимологически связано со словом "жрать" ("пожирать"). И здесь все основано на каннибализме – часто буквальном, но чаще всего символическом, и от этого не менее действенном. Само подчинение одних другими, эксплуатация человека человеком – является актом расчленения и поедания. Безусловно, выделяется вампирический аспект каннибализма. Во многих традициях утверждается, что кровь содержит некие «низшие» уровни души ("психоэнергетические"). Поэтому эксплуатация, помимо поглощения материальных ресурсов, предполагает и потребление "психических энергий", высасывание "жизненных сил".
Особым типом жертвоприношения являются войны - с гекатомбами убитых. Обычно эти войны инициируются все тем же самым мировым жречеством – плутократическими элитами. Здесь делается грандиозный бизнес на смерти и крови. Но помимо получения масштабной "денежной" прибыли, имеет место быть и потребление "психоэнергий" (страдания и т. д.), которые присваиваются у большинства, страдающего от военных действий.
Жрецы приносят в жертву - и сами поглощают различные материально-психологические ресурсы. Тем самым они разрушают субъектность, принося её в жертву Тотальному Объекту, Змею, Ермунганду, Роботу, "Демиургу". Сам он потребляет не вещество или психоэнергию, но то, что составляет истинное Я человека, его субъектность. Это есть нечто, стоящее выше всех качественных проявлений личности, но, в то же время, включающее их в себя. Это "самое само" (терминология А. Ф. Лосева) также превышает душу и тело, но также включает их в себя. И то, что человек выше как материи, так и духа, является лучшим "доказательством" того, что человек создан по образу и подобию Божию. Ведь Бог "также" превыше всех миров – духовного, душевного и материального (плотно-вещественного), и он же содержит их в себе, пронизывая своими нетварными и творящими энергиями (идеи-воления, логосы). Каждое Я человека индивидуально, но оно же и коллективно, всеобщно, соборно. Субъектности присуще включать всё в себя, это как бы память о едином нерасчлененном тотальном Субъекте. Самого этого субъекта уже нет, но есть его космическое подобие – Время. Это полюс бытия, это Царь Мира, Чакравартин, Мельхиседек. Славяне называли его Родом и считали творцом всего сущего, при этом Род ("творец молний") был в их представлении именно Единым Богом (об этом сообщает Прокопий Кесарийский). Земной род (человеческий, национальный, семейный) есть образ именно этого Рода, он продолжает своё бытие во времени. И не случайно в русском языке слово "род" означает как коллектив, так и время ("По летех и по роде мнозе взниче Моисии...").
Тотальный Объект (Змей) пожирает Время, высасывая субъектность подобно вселенскому Вампиру, которым он, собственно говоря, и является. Когда происходит хоть какое-то разрушение субъекта, то некая часть субъектности покидает свою полноту и оказывается в плену у Змея. Одним из ярких примеров такого вытекания субъектности является смерть, когда душа человека отделяется от его тела. Субъектное Я хоть и выше души и тела, но всё же включает их в себя, поэтому их разрыв приводит к нарушению, порчи субъектной целостности, часть которой достаётся Змею. Любые телесные или душевные страдания тоже разрушают целостность, часть которой тоже попадает в плен к Рептилии. Подчинение одной части какого-либо целого (социума, нации и т. д.) также нарушает субъектность, присущую этому самому целому.
Высасывая субъектность, Змей становится «субъектнее» в том смысле, что усиливает своё воздействие на космос и социум. В результате, субъектность в мире ослабевает, тогда как само существование Рептилии возможно лишь благодаря высасыванию космической "крови" (Времени-Бытия). Змей сам же уничтожает собственную "кормовую базу". Он высасывает Время, которое сокращает свою длительность, убыстряется в том плане, что ускоряет смену циклов (уничтожение-возрождение), а бытие состоит из миллиардов таких циклов – на самых разных уровнях (наиболее характерны здесь изменения на социальном уровне). Придёт время, когда Времени просто не будет, о чем нам и сообщается в "Откровении Иоанна Богослова". (Откр. 10:5-6)
Итак, снова очевиден самоуничтожительный символизм Змея, который кусает себя за хвост и тем самым себя же и пожирает, довершая абсурдность космического всепожирания. Совершенно правы те гностики, которые называли "демиурга" именно что "глупым". (Не правы они были в том, что приписывали ему сотворение мира – он сыграл важную роль в его искажении, которое продолжается и поныне). И такой же "глупой" стоит считать его социальное подобие – "мировую элиту", которая стремится ликвидировать государства и Государство, сосредоточив власть в руках крупных корпораций. Плутократия усиливалась благодаря буржуазному государству, которое всячески заботилось о ней (в частности, проводило политику регулирования, сдерживающую рыночный хаос). Но как только государства будут ликвидированы, и политическая власть перейдёт к корпорациям, то произойдет крушение самого глобального капитализма, потерявшего свою надежнейшую опору.
И здесь нельзя не коснуться позиции «классических» традиционалистов, выступающих за иерархию – разумеется, имея в виду иерархию традиционного общества. Любая иерархия (понимаемая не как различие одного от другого, но возвышение этого одного над другим) раскалывает Целое, "благословляет" пожирание одной частью других частей, поэтому выступая за неё "традиционалисты" также совершают жертвоприношение, расчленяют Первочеловека. "Буржуазные революции" вовсе не ставили своей целью ликвидацию иерархий, им нужно было всего лишь убрать Монарха, избавиться от его контроля, тем самым эти иерархии только укрепив. И они подняли "третье сословие" под лозунгом борьбы против господ, за равенство и братство. Тем самым элиты пробудили и задействовали (в собственных целях) гиперборейский архетип "Золотого Века", который не знал никакого социального разделения. Тогда существовала только одна, единая сверхкаста ("Лебедь", "Хамса"). Потом эта каста раскололась, что и привело к классовому разделению, к эксплуатации. Это единство «Золотого Века» воспроизводится в Царе, который соединяет в себе все социальные начала – священническое, воинское и хозяйственное (брахманы, кшатрии и вайшьи). Царь, так или иначе, пытается сдержать элитное меньшинство, защищая угнетаемое большинство.
Тем самым, он выступает как Революционер, бросающий вызов Иерархии. И даже не столько ей – сколько опрокинутому, искаженному, неправедному миропорядку. Противостоя Иерархии и воспроизводя единство изначального тотального Субъекта, он осуществляет настоящую Революцию, которая означает именно восстановление (ср. со словом "восстание"). Ю. Эвола писал по этому поводу: «Странная судьба слов: "революция"… происходит от re-volvere, субстантива, который выражает движение, возвращающее к началу, к корням. Поэтому для победы над современным миром именно из этого начала и следует черпать "революционную" и "обновляющую" силу».
При этом, он делает важнейшее замечание: "В древности идеи были ясны: для обозначения подрывных силы в латыни использовали не слово revolutio... но другие понятия, такие как seditio, eversio, civilis perturbatio, rerum publicarum commutatio (подрыв, возмущения, гражданские волнения) и п.д." Слово "подрыв" здесь более, чем уместно, ведь именно "Большой Взрыв" и привёл к повреждению космоса, вселенной, к возникновению такого социума, где меньшинство пожирает большинство. Революция сжимает стальными тисками эту взорванную, разлетающуюся вселенную, воспроизводя бытие во времени, объединяя всё в субъекте Царя – космического и социального. Сегодня с нами нет Государя, но он будет возвращен в ходе социалистической революции производителей, революции Третьей касты, которая возьмёт свой реванш за обман эпохи "великих буржуазных революций", когда её натравили на монарха.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments